Глава 7, в которой появляется Кое-Кто

— Иван, приветствую! – встал Мансуров, когда ИТ-директор вошел в кабинет.

На лице директора, как всегда, была натянута дежурная улыбка – холодная, немного высокомерная. Глаза он при этом немного прищуривал, и оттого улыбка становилась даже чуток издевательской. Ну, вроде как, почувствуй разницу – кто я, а кто ты, и я тут такой тебе улыбаюсь.

— Здравствуйте, Дмитрий Сергеевич. – поздоровался Иван, не сводя глаз с этой странной улыбки.

Мансуров снял пиджак, повертел головой, придумывая, куда бы его повесить. Потом, видимо, мысленно плюнул и пристроил его на спинку кресла. Под пиджаком красовалась снежно-белая рубашка, с вышивкой «М.Д.С.» в районе живота, слева. Эту вышивку обсуждала вся контора – тайком, разумеется. Никто никогда не видал, в провинциальном городе, чтобы человек вышивал свои инициалы на рубашке, да еще и на видном месте. Ходили шутки, что это его мама не избавилась от привычки подписывать одежду – боится, что на работе, как и в детском саду, могут перепутать и подсунуть какую-нибудь рвань. Вышивку на его рубашках видели каждый день, и никак не могли взять в толк – то ли он их все подписал, то ли носит одну и ту же.

— Расскажи, что с мои поручением? – не снимая улыбки, спросил директор.

— Готово. – Иван положил на стол лист бумаги, и медленно, одним пальцем, отодвинул от себя в сторону Мансурова.

— Так… — директор взял бумагу, и начал разглядывать.

Иван, от нечего делать, рассматривал обстановку кабинета. За несколько дней, прошедших с появления нового директора, интерьер преобразился – исчезли цветы с подоконника, на стенах появились какие-то грамоты и сертификаты, в основном на английском языке. Кое-где виднелась крупная надпись «Dmitry Mansurov».

— Поясни, пожалуйста. – оторвал взгляд от бумаги Мансуров. – Правильно я понял, что объем работы в бухгалтерии не вырос?

— Не только не вырос, но и уменьшился. – кивнул Иван. – Мы посчитали количество документов, количество строк в них, сопоставили сложность оформления – она не изменилась, и вот итог. В пересчете на человека работы стало меньше.

— Хм, странно.

— Почему странно? – переспросил Иван, а про себя подумал – нет, это ты странный, чувак. Сам попросил статистику собрать, сам удивляешься. Ведь раз попросил, то предполагал, что тебя обманывают, а сейчас удивляешься. Передумал, что ли?

— Это точные данные? – улыбка уже исчезла с лица Мансурова.

— Да. Можем перепроверить, если хотите. Способов несколько.

— Нет, достаточно твоего экспертного заключения. – директор положил бумажку на стол. – Хорошо, спасибо. За оперативность.

— Да не за что. – удивление Ивана продолжало нарастать. – Такие задачи нам редко ставят, хотя, вроде бы, польза от них может быть значительная.

— Какие «такие»?

— По анализу данных. В системе же их полно. Не цифр про продажи, или деньги, а данных о работе пользователей. Инструментов для анализа работы пользователей в 1С почти нет, но при наличии прямого доступа к данным, умения писать запросы и понимать их результаты можно на многие вопросы ответить. Вот, например…

— Иван, я прошу прощения. – нет, все-таки он странный какой-то сегодня, этот Мансуров. – У меня сейчас встреча, я прошу тебя зайти через час.

— Хорошо. – осекся ИТ-директор. – А тема какая?

— Просто приходи.

Мысли Ивана начали лихорадочно прыгать и бегать, пытаясь понять, что происходит. Что за встреча у него? Ну ладно, он же директор, только и занимается, что встречами. А зачем через час приходить? Дослушать мои сопли про анализ данных? Вряд ли. Видимо, как-то с этой встречей связано. Блин… Что бы такое спросить или сказать, пролить свет на приближающееся нечто? И посидеть, подумать уже некогда – сказали же, вали отсюда.

— Что-то подготовить к встрече нужно? – Иван медленно поднялся со стула.

— Нет, просто приходи. – в голосе директора чувствовалось легкое раздражение.

— Хорошо.

Иван вышел из кабинета, и чуть не столкнулся с посетителем директора. Это был невысокий, с проседью мужик, в костюме и галстуке, с портфелем в руке и очень серьезным выражением лица. Иван чуть слышно поздоровался, отошел в сторону и пропустил гостя в дверь. Тот не приветствие не ответил, гордо зашел в кабинет директора и закрыл за собой дверь. Этот жест был несколько странным – слишком уж уверенно он себя вел, будто бывал тут много раз, а Мансуров – его лучший друг.

Иван, не спеша, отправился в кабинет программистов. Тревожное чувство, возникшее на встрече с директором, постепенно усиливалось. Как может быть связан он, Мансуров и этот странный чувак? Что за хрень? Опять аудит ИТ-инфраструктуры какой-нибудь? Новые руководители любят устраивать подобные мероприятия, и Ивану приходилось в них участвовать, но ничего особо путного обычно не выходило – ну напишут какие-нибудь мероприятия, по повышению устойчивости, снижению рисков и тому подобное. Нет, тут что-то другое… Понять бы, что.

Дошел до кабинета, плюхнулся в кресло, надел наушники. Сделал погромче, покрутив регулятор на проводе, развалился поудобнее и стал думать. Думать и думать. Любимое занятие менеджера.

Думать не над решением какой-то производственной проблемы, а о выживании в корпоративной среде. Черт дернул когда-то вылезти из программистов в руководители, и теперь, хочешь – не хочешь, приходится думать. Следить за настроениями, ловить слухи, понимать скрытый смысл фраз, читать между строк, вовремя говорить нужные слова, не давать говорить другим. Короче, держать нос по ветру.

Программистом быть проще. Как говорили в деревне, на инструктаже подсобных рабочих свинофермы, берешь больше – бросаешь дальше. И рисков меньше. Уволят – ну и хрен с ним, работы для 1Сника полно, и зарплата везде – примерно одинаковая. Те времена, когда можно было просто работать, ни о чем не переживая, кроме текущей задачи, Иван часто вспоминал. Воспоминания эти вызывали странную смесь чувств, одновременно приятную и горькую – жить тогда было не в пример легче, но перспективы были очень туманные. Он помнил этот постоянный внутренний монолог о балансе, случавшийся довольно часто – сидеть на месте или начинать шевелиться?

Ладно, что ж теперь. Решил шевелиться, так шевелись. Распустил сопли опять. Ну, пришел какой-то чувак. Ну, будет сейчас опять какая-то заваруха. Может даже уволят. Или понизят. Как говорят модные чуваки, будет челлендж. Ребят только жалко – вдруг их погонят? Кстати, о ребятах.

Иван снял наушники и внимательно посмотрел на программистов. Отреагировал только Гена, обладавший, видимо, каким-то особым даром – чувствовал спиной, что на него смотрят.

— Вопрос можно? – не очень уверенно спросил Гена.

— И можно, и нужно. – ровным тоном ответил Иван.

— Я про эту, проверку данных…

— Ну давай.

— Показать хотел.

Иван резко толкнулся ногами от пола и стул покатился в направлении Гены. Скорость движения, и масса тела ИТ-директора была настолько велика, что стул врезался в ногу несчастного программиста.

— Айййй… — взвыл Гена. – Ты чего, блин, толстожопый…

— Лучше быть толстожопым, чем рукожопым. Давай, показывай.

Гена запустил отладку, второпях немного потупил с интерфейсом, в итоге открыл некий справочник под названием «Проверяемые объекты».

— Проверяемые объекты? – спросил Иван. – А почему не «Проверки данных»?

— Ну, мне показалось, так лучше… — смутился Гена. – Там же видишь как – один элемент справочника может содержать несколько проверок, для одного объекта. Поэтому – «Проверяемые объекты».

— Странно, ну ладно… Погоди, а как это – несколько проверок на один объект? Оно же все при записи работает, ты что ли несколько запросов выполняешь?

— Нет, там…

— Ты чего творишь-то? – улыбнулся Иван.

— Да дослушай сначала! – прикрикнул Гена. – Сидит тут, гундит, как бабка старая.

— Вот как… Ну давай. – Иван откинулся в кресле и изобразил внимание.

— Схема компоновки выполняется одна, один раз, при записи объекта. А проверок выполняется много. Хочешь узнать, как?

Иван молча кивнул.

— Я пользовательские поля использовал. Помнишь, есть такая штука в СКД?

Иван снова кивнул, уже не в силах сдерживать улыбку от осознания своего глупого вида.

— Так вот, есть пользовательские поля типа «Выбор». Там фишка в том, что можно настраивать отбор. Ну типа если, например, дата документа больше текущей, то пользовательское поле принимает значение «Истина», а если меньше – то «Ложь». При выполнении схемы компоновки, где-то в макете, что ли, не помню точно, она берет исходный запрос, и прицепляет к нему эти пользовательские поля – прям вписывает их в запрос.

— А значения, использованные в отборе, как в запрос подставляет?

— Она их в какие-то служебные параметры превращает, а потом, видимо, как-то передает в этот запрос. Его можно отладкой увидеть, там прикольно. Ну типа если дата больше некоего параметра, то вернуть «Истина», а если меньше, то вернуть «Ложь». Ну, как будто ты сам в запрос эту фигню написал, ручками.

— Погоди-погоди… Получается, что каждая проверка, пройдя твоим путём, через пользовательские поля, превращается в поле запроса?

— Ну да, а я о чем.

— Гена, это офигенно.

— Чё там у вас? – крикнул с места Стас.

— Выкрики с места не принимаются. – строго сказал Иван. – Поднимайте руку, ждите, потом вставайте и отвечайте.

— Да блииин… — Стас встал со стула, подошел к компьютеру Гены, пнул стул Ивана по одному из колес. – Ну-ка, показывайте.

— Гена красавчик. – ответил Иван. – Он затолкал кучу проверок объекта в один запрос, причем с клевой интерфейсной настройкой. Смотри сам (и тыкнул пальцем в монитор).

— Ну, и чё тут… — Стас приблизился к монитору и стал разглядывать. – Что за табличка?

— Это проверки. – ответил Гена. – Смотри…

Гена нажал на строчку, открылась стандартная форма СКДшного отбора.

— Видишь? – торжествующе спросил Гена.

— Что вижу? – нахмурился Стас. – Ну, отбор обычный.

— Вот! Теперь смотри.

Гена начал настраивать отбор – по контрагенту, дате, организации, еще каким-то полям.

— Теперь видишь? – снова спросил Гена.

— Ну ты отбор настраиваешь, чего тут офигенного-то?

— Офигенно то, что я это делаю в пользовательском режиме, и в привязке к данным. Могу сказать, что вот по этому контрагенту нельзя поступление оформлять, потому что он в папке «Уроды». Или для конкретной номенклатуры сделать проверку счета учета. И все это выполнится одним запросом.

— А ладно, все равно не понимаю… — махнул рукой Стас. – Чего тут такого-то…

— Завидуйте молча. – улыбнулся Гена.

Иван молчал и улыбался, поглядывая то на одного, то на другого программиста.

— Прям как интересно. – наконец, сказал он. – Вы еще подеритесь. Конкуренция – это здорово. Стас, завидуешь что ли?

— Кому?

— Игоряну, блин. Задаче интересной завидуешь.

— Пф, вот еще, нахрен мне это, своих дел хватает.

— То есть тебе не давать интересные задачи?

— Блин, ну почему… А, ладно, короче. Идите вы оба…

Стас улыбнулся, еще раз пнул стул ИТ-директор и ушел обратно к своему компьютеру.

— А ты чего такой хмурый пришел? – спросил Гена. – Где был-то вообще?

— У директора. Погодь, сколько время?

Иван присмотрелся к уголку монитора, прищурился, пытаясь вспомнить, во сколько он вышел от директора.

— Твою ж мать… Не помню… Ладно, я пошел.

— Куда?

— Все туда же.

Дошел до кабинета директора – дверь оказалась открыта. Опоздал? Или нет? Может, просто проветривают? Походил по коридору, подбирая правильный угол обзора – не для себя, а для Мансурова, чтобы тот увидел мельтешение в коридоре. Увидел.

— Иван! – крикнул директор. – Зайди!

Зашел. На одном из стульев сидел все тот же мужик с проседью, только пиджак был расстегнут.

— Я не опоздал? – спросил Иван. – Увлекся там работой, не уследил за временем.

— Нет, даже раньше пришел. Присаживайся.

Иван пару секунд поразмыслил, надо ли здороваться с человеком в костюме, и решил в итоге, что седой обойдется. В конце концов, попытку поприветствовать Иван предпринял еще при первой встрече.

— Итак, познакомься. Это – Кетов Вячеслав Иванович.

Ивану пришлось-таки протянуть руку мужику в костюме. Тот чуть привстал, тоже протянул руку, но никаких эмоций на лице не отобразилось.

— Как ты знаешь, наверное, — продолжил директор. – Я создал специальное подразделение – координационный штаб.

— Нет, впервые слышу. – честно ответил Иван. – Что за штаб? И почему – штаб?

— Это подразделение будет заниматься формированием и реализацией стратегии изменений. – как ни в чем не бывало, продолжил Мансуров. – Проблем у компании много, о части из них ты сам мне рассказывал (на свою голову, подумал Иван). Стратегические изменения станут лейтмотивом ближайшего года, если не двух. Я набираю разных людей в координационный штаб, чтобы перекрыть максимальный периметр зон ответственности и точек роста.

— Набираете только извне?

— Что, еще раз?

— Ну в штаб… Туда не будут входить сотрудники компании? Только новые?

— Да, скорее всего. – кивнул Мансуров. – Я не готов сейчас это обсуждать, еще не принял окончательного решения.

— Я думаю, многим было бы…

— Иван, я не готов сейчас это обсуждать. – перебил директор. – С Вячеславом я тебя познакомил, потому что он будет курировать развитие информационных технологий.

— Что делать? – нахмурился Иван.

— Курировать. – не смущаясь, ответил Мансуров. И где его так научили не вестись на мелкий троллинг?

— А, ясно.

— Хорошо, что ясно. – ага, в тоне директора начали проскальзывать эмоции. Негативные, правда. – У Вячеслава очень большой опыт работы, на предприятиях разного уровня, в том числе – руководителем крупных ИТ-подразделений. Последнее место работы – компания-интегратор по внедрению 1С.

— Франч, в смысле?

— Что? – кажется, Мансуров начал терять терпение.

— Да, франч. – вдруг отозвался Кетов. – Это идиоматическое выражение программистов 1С, Дмитрий Сергеевич. Франчи и фикси. Не суть важно. Иван, давай прекращай этот балаган, нам о многом надо поговорить. Идем в переговорную.

— Давай прекращай? – переспросил Иван.

— Да. Вставай, пойдем.

— Ой ёёё… — тихо сказал Иван, вставая со стула.