Scrum is dead

— За что тебя приняли, за то и уволят. – тяжело вздохнув, сказал Боб. – Слышал такую фразу?

— Нет. – угрюмо ответил Джон.

— Ты помнишь, почему я взял тебя в тимлиды? – Боб отвернулся от Джона и уставился в окно. Вид с двадцать пятого этажа открывался шикарный, но, похоже, Боб его не видел.

— У меня своя версия. – тихо сказал Джон. – Кажется, дело было в скраме.

— Да, дело было в скраме. – кивнул Боб, все еще глядя в окно. – И я, если честно, уже не могу про него слышать. Не хочу говорить высокопарных слов, но ты меня обманул.

— Я? – недоуменно спросил Джон.

— Ты и скрам. Твой скрам. Твоя инициатива. – Боб повернулся и в упор уставился на Джона. Которая будет стоит мне проекта. И кучи денег.

Джон опустил глаза в пол. Он понимал, к чему клонит директор.

— Я… Я понимаю, о чем вы говорите. – неуверенно промямлил Джон.

— Вот… Ты молодец, Джонни, ты понимаешь. – на лице Боба появилась недовольная гримаса. – А мне что делать? Я бы с радостью выгнал тебя прямо сейчас! Ты это понимаешь?

— Да. – не поднимая головы, тихо сказал Джон.

— Но у меня руки связаны! Этот проект просто некому передать! Все команды загружены под завязку, а до дедлайна – всего месяц. Месяц, Джон! – Боб начал краснеть, что неудивительно при его комплекции – вес под триста фунтов, одышка, проблемы с сердцем.

— Мы постараемся, приложим усилия. – голову Джон так и не поднял.

— Как? Ну, объясни мне? Что ты еще придумаешь? Скрам ты уже придумал, теперь что? Канбан? Девопс? Перья страусиные в задницу вставите? – все больше распалялся Боб.

— Будем работать без выходных, по шестнадцать часов в сутки. – продолжал мямлить Джон.

— Зачем? Чтобы команда сгорела? Чтобы кто-то начал в обмороки падать?

— Надо – значит надо, мы готовы к тому, чтобы выложить все силы на этот проект…

— Это ты готов, Джон! – Боб показал пальцем на Джона, и тому пришлось поднять голову, чтобы не быть невежливым.

— Ребята тоже готовы. – Джон, как мог, придал уверенности голосу. – Я с ними разговаривал, все понимают, насколько это важно, и что наша судьба…

— Твоя судьба, Джон! – крикнул Боб. – В провале проекта виноват только ты! Команда здесь ни причем, они – просто разработчики, они делают то, что ты скажешь! Как ты стадо гонишь, так оно и идет, понимаешь, Джон?

— Понимаю… — сокрушенно сказал Джон и снова опустил голову.

— Ты был прекрасным разрабом, и я никогда не думал о том, чтобы сделать из тебя тимлида. – продолжал Боб на повышенных тонах. – Это азбука, аксиома: хороший разраб – это не хороший тимлид. Но ты меня… Нет, не обманул – просто запудрил мне мозги своим скрамом, и я решил – вот, вот он, тимлид нового поколения! Инициативный, вдумчивый, ищущий, не замкнутый в стереотипах! Тот, кто мне нужен! Как же я ошибся!

Джон молчал, не зная, что ответить. Чувство безысходности было настолько всеобъемлющим, Боб был настолько прав во всем, что Джону в голову не приходило ни одной идеи, как бы защититься, или, хотя бы, перевести разговор в какое-нибудь другое русло.

— Я устал, Джон. – гнев Боба внезапно стих. – Я не знаю, что делать. Ты поставил меня в тупик. Джон лишь кивал головой, как провинившийся ребенок, которого на школьном совете ругают за разбитое в классе окно.

— Я, наверное, в каком-то смысле тебя даже понимаю. – Боб опять уставился в окно. – Я ведь тоже поверил в эту хрень. Я про скрам. Я тоже думал, что он поможет нам быстрее делать проекты. Дьявол побери, об этом написано на обложке этой чертовой книги! В четыре раза быстрее!

— Там трактовки отличаются… — промямлил, наконец, Джон. – Мы работали по манифесту, и…

— Да знаю я. – махнул рукой Боб. – Но ты же разраб, чистый разраб, хоть и работаешь тимлидом. Тебя в скраме что заинтересовало?

— Ну, там процесс, вроде, правильный, я примерил на нашу команду этот фреймворк, и…

— Вот-вот. – закивал Боб и снова повернулся к Джону и даже улыбнулся. – Я же говорю – разраб. Для вас главное – процесс, что там внутри. Технология, апи, абстрактность. Ну, как эти ваши холивары вечные, реакт или ангуляр, джава или пхп, на фронте или на бэке. А мне что важно, знаешь?

— Нет. – покачал головой Джон.

— А заказчику что важно, знаешь? – с усталой улыбкой продолжил Боб.

— Ну, наверное, проект чтобы вовремя был сдан.

— Именно. – Боб поднял палец вверх. – И ему, по большому счету, кроме редких случаев, нет никакой разницы, что за средства вы применили. Причем, речь и о фреймворках, на которых работает сервис, и о технологиях, которыми управлялся проект. Есть прекрасные проекты, которые мы сделали на реакте. Есть чудесные, высокорентабельные сервисы, которые мы запилили на ангуляре. И есть – провальные, сожравшие кучу денег поделки, за которые никто не заплатил – и на реакте, и на ангуляре. Понимаешь?

— Да. – с готовностью кивнул Джон. – Я понимаю, что дело не в технике и не в технологии.

— Ну, не совсем. – поморщился Боб. – Технология, все-таки, важна. По крайней мере, технология управления разработкой, и проектом в целом. Вот, теперь мы знаем, что от скрама, как от технологии управления проектом, толку мало. Согласен?

— Ну… — потянул Джон. – Все-таки, я бы не стал…

— Ага, вот оно что. – нахмурился Боб. – Ты чего-то не понимаешь, что ли, Джонни? Я плохо объясняю?

— Да я понимаю, просто… — начал было Джон.

— Послушай, услышь и запомни: я уволю тебя к чертям! – перешел Боб на крик. – Я не могу терять столько денег! Дон просто меня самого выгонит, ты это понимаешь? Мы и так у него не на лучшем счету, не хватало только еще одного просранного проекта!

Джон тяжело вздохнул и уставился на Боба. Взгляд его был не умоляющий – чего уж тут умолять. Еще минуту назад какая-то надежда теплилась – на то, что разговор перейдет в русло технологий и методов работы, а когда вот так, прямо, в лоб, как из ведра холодной водой – что уж тут попишешь. Надо принимать судьбу, как есть.

— Если ты думаешь, что у нас тут лаборатория экспериментальная, или университет, где ты можешь учиться, пробовать, ошибаться и снова пробовать – то ты что-то перепутал! – продолжал Боб. – Я допускаю эти ваши изыскания, пробы новых технологий, но только в одном случае – если это будет полезно бизнесу! У любого эксперимента есть начало, середина, и конец, понимаешь? Твоему эксперименту – конец! Моему эксперименту – конец! Ты – мой неудачный эксперимент. И скрам – мой неудачный эксперимент!

— Возможно, мы где-то ошиблись, применяя методы скрама. – Джон, поняв, что терять уже нечего, начал говорить смелее. – Не может быть, чтобы он не давал никакого видимого результата. Вот вам же нравилось, что мы стали чаще и стабильнее делать релизы. И заказчик вроде доволен был.

— Конечно доволен! Потому что до этого он вообще ничего не получал! – со злобной гримасой на лице продолжал Боб. – А сейчас вы кормите его этими релизами, как печеньками! А он хочет мяса! Понимаешь? Огромный, вкуснейший стейк – вот, что ему надо! Вот, что он заказал! А не печеньки, соусы, закуски и пиво!

— Ну и прозрачность повысилась, вы же сами говорили, как удобно стало оценивать остаток работ по проекту. – как ни в чем не бывало, продолжал Джон. – Я про сторипойнты.

— Я про сторипойнты. – передразнил Боб, потом вернулся к более серьезному тону. – Безусловно, польза от СП есть, и я хотел бы их оставить, даже когда мы выкинем скрам.

— Точно выкинем? – нахмурившись, спросил Джон. – Ведь столько пользы от него, например…

— Точно, Джон. – кивнул Боб. – Скрам мертв. И у нас, и вообще. От него нет никакой пользы. Это была пустышка.

— Мне кажется, рано делать выводы, по крайней мере, только на основе работы моей команды. – ответил Джон.

— А я не только по вашей команде сужу. – пожал плечами Боб. – Консультантов помнишь?

— Да.

— Они у нас три месяца торчали, и в итоге сказали, что у нас правильный скрам. – улыбнулся Боб. – Но, сколько бы я с ними не разговаривал, они не смогли мне точно ответить, как же, все-таки, делать проекты быстрее. Понимаешь? У них за плечами – годы работы с этой методикой, сотни проектов и команд, сертификаты какие-то выдают, а толку-то?

Такое ощущение, что это – какие-то сектанты, причем – уровня детского сада. С вами, разрабами, у них здорово получается разговаривать – вы уши развесите, рот откроете, и внимаете сказкам о том, как у вас теперь будет весело, интересно и здорово.

А когда с этими сектантами разговаривают серьезные люди, вроде меня, и темой разговора становятся деньги, а не эфемерные проекты, сервисы, продукты и сторипойнты, они сразу как-то теряются, увиливают, чуть ли не сбегают.

— Да, я понимаю. – кивнул Джон.

— Понимает он. – усмехнулся Боб. – Я и на семинар съездил – ну, где они собирают бизнесменов и директоров, вроде меня, и лечат на тему того, как хорош скрам, как он повысит прибыльность, скорость закрытия проектов, как мы конкурентов всех в гроб загоним. И знаешь, что?

— Что?

— А… Ничего. – поднял брови Боб. – Там, конечно, куча народу нового была, это их любимая публика, им можно в голову впихивать свои бредовые идеи.

Но были и такие, как я. Знаешь, как таких отличить? По взгляду, по смеси надежды и отчаяния. Мы приезжаем на такие мероприятия, чтобы найти! Хоть что-нибудь найти, понимаешь? Найти, что мы упустили. Найти тех, у кого что-то получилось – не доски ваши со стикерами развесить, а в бизнесе, денег зарабатывать больше получилось!

Найти себе, самому себе, оправдание, в конце концов! Ну не могу же я быть таким идиотом, который отдал кучу денег за хрен пойми что, ничего полезного не получил взамен, кроме очередной игрушки для разрабов и тимлидов! Понимаешь? Это очень тягостное, давящее, неприятное чувство, и его невозможно скрыть.

Кто-то, конечно, продолжает сам себя зомбировать – эгегей, у меня все хорошо! У меня скрам! Но это – до первой пьянки. Я ходил, потом, после семинара, в бар, подсел к одним – тоже эгегей которые, и что бы ты думал? После двух бутылок виски все встало на свои места. Та же проблема, тот же непонимающий взгляд, чуть ли не слезы, понимаешь? Каждый ведь понимает, что купил кота в мешке, потратил деньги собственника, и теперь в глаза ему стыдно смотреть.

И самое поганое – ни у кого не хватает смелости этого кота выбросить, утопить, вместе с мешком! А эти твари, психологи хреновы, это понимают! Еще как понимают! Оттого и гребут все больше денег, все время отодвигая горизонт – не бойтесь, эгегей, все будет хорошо! Скрам развивается! Не получается? Ничего страшного! Вот, еще вот этот метод попробуйте! Он отлично сочетается со крамом! Вот, тут только подпишите… И ждем предоплаты.

— А у вас, получается, смелости хватает? – улыбнулся Джон.

— У меня здравого смысла хватает. – пожал плечами Боб. – Я – такой же наемный работник, как и ты. Если меня ты залечил, то Дона я залечить не смогу, даже пытаться не буду. Не тот человек. Слишком… Нормальный. Простой, прямой. И умеет считать деньги. Плюс – мы не единственный его бизнес. Остальные, как ты знаешь, не связаны с айти и вебом.

— Ясно. – кивнул Джон. – Так что в итоге?

— А ты не понял? – поднял брови Боб.

— Понял, но хочется от вас услышать. – пожал плечами Джон. – А то опять не так пойму. Скрам – все?

— Скрам мертв. Для нас. – с серьезным видом сказал Боб. – Я больше ничего не хочу слышать о нем. Чтобы к вечеру не было досок на стенах.

— А как работать? – нахмурился Джон.

— Просто. Нормально. Работать. – чеканя каждое слово, сказал Боб.

— Ясно. – кивнул Джон. – Все?

— Все.

Джон встал со стула и пошел в сторону выхода. Дойдя до двери, остановился, потому что услышал голос Боба.

— Думай своей головой, Джон.