Потом доделаем. Глава 4, в которой происходит Странный, но очень Серьезный Разговор

Ксения шла очень быстро, Иван едва за ней поспевал. Странно, зачем вообще было за ней поспевать? Чтобы зайти в тот момент, когда она заглянет к директору и скажет «вот он, пришел»?

— Ксения, а что там случилось? – спросил на ходу Иван.

— Я не знаю, Иван. – сухо ответила Ксения.

Ксения появилась в компании недавно, вместе с новым директором. Точнее, он, как только появился, стал искать себе нового офис-менеджера, потому что прежний не знал английского языка. Странно, конечно – зачем офис-менеджеру захолустной компании знать английский? Кто их разберет, этих директоров. Видимо, это часть стратегии.

Как положено по этикету, Ксения постучала в дверь директора и дождалась приглашения войти. На полкорпуса заглянула в кабинет, сказала «вот он, пришел» (надо же, какое совпадение), отстранилась назад, пропуская Ивана.

— Здрасьте. – сказал Иван, проходя в кабинет.

Директор, наш любимый и уважаемый Дмитрий Сергеевич Мансуров, молча кивнул. Иван, хоть и считался молодым специалистом, был на год старше Мансурова. Вот судьба-злодейка – кто-то в 30 лет едва дополз до должности ИТ-директора деревенского завода, а кто-то уже – уважаемый, обвешанный степенями, в том числе кандидатской по экономике, связями, опытом и чрезвычайно презентабельной внешностью руководитель компании.

Напротив директора сидела главбух – тоже достаточно молодая, лет тридцати пяти (да что уж там – именно тридцати пяти, спасибо справочнику физ.лиц) девушка. Валерия, как и Ксения, была из приведенных Мансуровым – соответственно, работала в компании совсем недавно.

Иван уселся на стул рядом с Валерией. Лица директора и главбуха были чрезвычайно серьезными – видимо, вызвали не для выдачи премии.

— Иван, у Валерии трудности в работе с вашим отделом. – не меняя серьезного выражения лица, начал Мансуров. – Мы, кажется, в прошлый раз договорились о модели работы.

— Да, я помню. – с немного злобной улыбкой проговорил Иван. – ИТ-отдел – это сервис для обслуживания бухгалтерии.

— Не бухгалтерии, а всей компании. – лицо Мансурова не менялось. Он, похоже, сам верил в то, что говорит.

— Ладно, всей – так всей. – пожал плечами Иван. – Что случилось-то?

— Техническая поддержка не оказывается. – продолжил Мансуров. – Точнее, оказывается не с должным качеством. Запросы выполняются медленно, или вообще не выполняются. Валерия, поясните.

— Да, Иван. – подхватила милая (с виду) девушка. – У нас Игорем проблемы.

— Какие? – тон Ивана вдруг сделался усталым и безропотным. Проблемы с Игорем и тех.поддержкой возникали постоянно.

— Мы попросили его настроить распределение затрат, а он отказался.

— Чем мотивировал? – Иван открыл блокнот и начал что-то записывать.

— А какое это имеет значение? – вмешался Мансуров. – Иван, вы понимаете значение слова «сервис»? Почему главный бухгалтер – по сути, третье лицо в компании, после директора и собственника, должен испытывать трудности в общении с рядовым сотрудником ИТ-отдела?

— Да не должен, кто спорит. – Иван поднял глаза от блокнота и уставился на директора. – Судя по всему, главный бухгалтер должен бегать жаловаться директору каждый раз, когда у него возникают трудности в общении с любым сотрудником. Вместо того, чтобы поговорить об этом с непосредственным руководителем этого сотрудника.

Директор не ответил, лишь немного прищурил глаза и пристально посмотрел на Ивана.

— Резонно, Валерия. – наконец произнес он и перевел взгляд на главбуха. – Вы говорили Ивану о трудностях с технической поддержкой?

— Нет, как раз собиралась… — замялась Валерия. – Просто проблема возникла полчаса назад, я не успела, так как уже пора было идти к вам на совещание.

— Так что вам Игорь сказал? – Иван решил не упускать благоприятный момент.

— Сказал, что настройка распределения затрат – обязанность заместителя главного бухгалтера.

— И в чем он не прав? – Иван добавил в тон немного агрессии.

— Может быть в том, что указывает главному бухгалтеру, как ему работать? – снова переобулся директор.

— Не указывает, а напоминает. – ответил Иван. – Похоже, Ольга Борисовна опять дурочку включила.

— Ольга Борисовна? – переспросил директор.

— Это заместитель мой… Моя… — поспешила ответить Валерия.

— Валерия, мы это проходили уже несколько раз. – продолжил Иван. – Бухгалтерия воспринимает смену своего начальства, как индульгенцию.

— Как что? – ухмыльнулась Валерия.

— Индульгенцию, отпущение грехов. – серьезно продолжил Иван. – Мы все автоматизировали, все настроили, всему научили – тех, кого нужно. В том числе, вашу Ольгу Борисовну, которая Иванова. И настраивать распределение затрат научили, и она с этим прекрасно справлялась. Но потом – бац! – сменился главбух, и многоуважаемая Ольга Борисовна, вдруг, ни с того, ни с сего, потеряла память, и смотрит на распределение затрат, как баран на новые ворота.

— А о чем вообще речь, что за настройка распределения затрат? – спросил Мансуров.

— Тупая, простейшая работа. – ответил Иван.

— Да что вы такое говорите! – возмутилась Валерия. – Я работала в УПП, давно правда, ничего там не просто! Куча настроек, вариантов, способов распределения! Это вам, программистам, легко. А нам легко в «Бухгалтерии предприятия», там все для бухгалтера сделано! А УПП – для программистов, там черт ногу сломит.

— Это вам Ольга Борисовна так сказала? – усмехнулся Иван. – Вы сами пробовали?

— Нет, не пробовала! – все больше распалялась Валерия. – Я что, должна всю работу за подчиненных делать? У меня хватает других обязанностей!

— Настройка распределения затрат в УПП, может, и сложная, только не в нашем случае. – ответил Иван. – Еще раз говорю: мы там все настроили уже давно. Есть готовые способы распределения, созданные программистами. Их ровно столько, чтобы описать все варианты распределения затрат. Все, что надо делать вашим подчиненным – выбирать подходящий способ. Все.

— Ну конечно, все! – не унималась Валерия. – Нам надо точно понимать, что куда распределяется, чтобы получать максимально реальную картину себестоимости! Мы предоставляем отчеты по затратам руководству. Какое там «выбирать подходящий способ»? О чем вы вообще говорите, Иван?

— Не смешите мои тапки, Валерия. – снова улыбнулся Иван. – Прям руководство спит и видит, как посмотреть на себестоимость, посчитанную бухгалтерией. Как раз где-то к середине апреля, когда вы весь год перелопатите, и выдохнете наконец: «все, можно смотреть, больше ничего менять не будем».

— А это не вашего ума дело, что и когда мы предоставляем! – лицо Валерии начало краснеть. – Я говорю, вы делаете! Точка!

— Не точка, а запятая. – продолжал Иван. – И не после вашей фразы, а до нее. Я знаю все, или почти все отчеты, предоставляемые руководству, потому что я их автоматизировал. Ни один из них не смотрит на себестоимость, посчитанную бухгалтерией. Знаете, почему?

— Ой, просветите, поскорее. – ехидно улыбнулась Валерия.

— Потому что отчет руководству нужен пятого числа, а бухгалтерия только к двадцатому телится. Причем, не следующего месяца, а когда квартал закончится. А потом еще раз пересчитывает. И еще раз. Пока все свои косяки не исправит. А цифры гуляют, и гуляют. Миллион туда, два – сюда. Даже общий финансовый результат кривой, не говоря уже о структуре затрат.

— Я видел отчет по структуре затрат. – вмешался Мансуров, до того с интересом наблюдавший за дискуссией. – Короткий, емкий, симпатичный. Не заметил каких-то проблем с ним. И структура затрат достаточно детальная.

— Во, кстати. – поднял палец Иван. – Про этот отчет можете забыть. По крайней мере, за этот месяц вы его не получите.

— Это почему же? – Мансурову положено было нахмуриться, но на лице играла чуть уловимая улыбка.

— Его готовит не бухгалтерия, а экономисты. Готовили, точнее. На основании расчета себестоимости в управленческом учете, который делала бухгалтерия. Делала, заметьте. А с этого месяца – перестала. У экономистов просто нет данных для расчета.

— Хм, странно. – все-таки нахмурился Мансуров. – Мы сегодня с Евгенией разговаривали, она не говорила об этом.

— Так она сама только сегодня узнала, от меня. – ответил Иван.

— Валерия, прокомментируете? – Мансуров перевел взгляд на главбуха.

— Впервые слышу. – не очень уверенно сказала Валерия.

— Ну, спросите у своей Ольги Борисовны. – пожал плечами Иван. – Наверняка ее идея. Решила скинуть очередную обязанность. Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец.

— Это проблема. – не обращаясь ни к кому конкретно, сказал директор. – Без отчетности оставаться нельзя. Я, в первый месяц работы, еще как-то смогу обойтись, а собственник – вряд ли.

— Решение уже придумано, сегодня с Евгенией обсудили. – ответил Иван. – Как я говорил, за этот месяц отчета не будет, но дальше все вернется на круги своя. Даже лучше станет.

— Этот месяц – без вариантов? – спросил Мансуров.

— Ну почему же… Соберут, как-нибудь, на коленке, в эксельке. – улыбнулся Иван.

— А зачем собирать на коленке, если можно взять наши цифры? – снова вступила Валерия. – Со сроками расчета я разберусь, сделаем к пятому числу.

— Сделать-то сделаете, но на него смотреть будет тошно. – ответил Иван.

— Да что с вами такое, Иван! – вспыхнула, как авиационный керосин, Валерия. – Что за выражения? Откуда такое отношение? Вы что, всех бухгалтеров ненавидите?

— Я обожаю бухгалтеров! – наигранно, с повышением тона, ответил Иван. – В особенности – их практичность и легкомысленное отношение к жизни. Именно легкомыслие и стремление к простоте и не позволят вам дать правильный отчет по структуре затрат.

— Да почему!? – всплеснула руками Валерия, даже выронила блокнот. – Какая проблема с этой структурой затрат? Это же элементарно!

— Никакой проблемы, кроме того, что она у вас кривая будет. – спокойно ответил Иван. – Напомните, пожалуйста, любимый девиз бухгалтера при закрытии месяца?

— Надоели ваши шуточки уже про бухгалтеров! – Валерия говорила, а блокнот продолжал лежать на полу. — Говорите прямо, что вокруг да около ходите!

— Девиз простой, — сказал Иван и выдержал небольшую паузу, потом поднял выше головы указательный палец и произнес, изображая, видимо, Конфуция. – Лишь бы закрылось!

— Нет у нас такого девиза! – в голосе Валерии явно прозвучали нотки сомнения.

— Да ладно вам, все свои. – махнул рукой Иван. – Я ж не говорю, что это плохо. Нормальный такой подход, и очень четкая, понятная цель закрытия месяца. Провел расчет, глянул в ведомость затрат, ну или вашу любимую оборотку: ага, 20, 25 и 26 – по нулям. Бухаем!

— И в чем мы не правы? – сомнение ушло из голоса Валерии, уступив место вызову.

— Во всем правы. – кивнул головой Иван. – И разработчики УПП с вами полностью солидарны. Они несколько лет назад сделали колоссальный шаг к вашему любимому «лишь бы закрылось» — РАУЗ.

— Чего? – насмешливо спросила Валерия. – Какой РАУЗ?

— Расширенная аналитика учета затрат. – кивая головой на каждом слове, проговорил Иван. – Не вдаваясь в детали, закрываться стало намного проще. Конкретно у нас время закрытия сократилось на семь дней. Просто потому, что нет необходимости перепроводить документы, восстанавливая последовательность партионного учета после каждого изменения. Но суть не в этом.

— А в чем? – в голосе Валерии появилась заинтересованность.

— А в том, как красиво они сделали распределение косвенных. – серьезно произнес Иван. – Как раз то самое распределение затрат, с которого мы начали разговор. Прям кайф теперь. Раньше там все закрыто было, правила особенно не регулировались, и вам приходилось играться с первичкой, чтобы закрыть. Понимаете?

— Нет пока.

— Ну как. – чуть опешил от такой честности Иван. – Взять ту же номенклатурную группу. Раньше у вас выбора не было особо – какую указали, например, в получении услуг, на такую и распределится. Хочешь на другую – исправляй получение услуг. Сейчас же – просто сказка. Заходишь в способ распределения, там схема компоновки, убираешь поле номенклатурная группа, и вуаля! Не важно, по какой группе пришла затрата – закроется на все.

— И вы говорите, что с такой настройкой справится бухгалтер? – улыбнулась Валерия. – Схемы какие-то, поля… Да мы сроду не знаем, что это и где.

— А вам и не надо, мы все настроили. – ответил Иван. – Вы просто выбираете готовый способ. Например, есть такой — «на всю продукцию», или «по той же номенклатурной группе», или «только на 20» и т.д. Лишь бы закрылось.

Валерия не нашлась, что ответить. Видимо, все-таки, не заходила никогда в настройку распределения затрат. Иван посмотрел на Мансурова – тот выглядел очень задумчивым.

— Иван, не пойму. – проговорил директор. – Если в программе есть, как я понял, очень тонкая настройка распределения затрат, в чем проблема с отчетом? Кто мешает сделать его таким, как нужно нам, для отчетности?

— Господа из отдела разработки 1С мешают. – ответил Иван. – Все, что я рассказал про настройку распределения затрат, работает только для регламентированного учета. Управленческий учет, почему-то, обделили. Там все по-старому осталось – не гибко, не тонко, через задницу.

Мансуров чуть скривился от идиоматического выражения, и снова задумался.

— Все вам кто-то мешает. – с улыбкой произнесла Валерия. – То бухгалтерия, то господа из 1С. Может, что-то другое мешает? Ну, как тому танцору…

— Нам ничего не мешает, Валерия. – язвительно ухмыльнулся Иван. – Я же сказал, мы решили эту проблему. Точнее, решим в ближайшее время. Архитектура новой системы придумана, осталось закодировать.

— Какой новой системы? – оживился Мансуров.

— Невероятно крутой, гибкой, шикарной системы расчета себестоимости по нашим правилам. – с гордостью произнес Иван. – Независимой от бухгалтерии, от их косяков (Валерия чуть закатила глаза), нерасторопности (цокнула языком) и «лишь бы закрылось».

— Вам лишь бы бухгалтерию обидеть. – насупилась Валерия.

— Нет, наоборот, вы что! – улыбнулся Иван. – Я вам буквально жизнь спасаю! Больше к вам никаких претензий не будет! Закрылось – и хорошо! Никто не будет от вас цифр каких-то ждать, структуры затрат этой несчастной, над душой стоять. Закрывайте хоть до судного дня! Ковыряйтесь, меняйте документы, перепроводите, сторнируйте – слова никто не скажет! А экономисты все посчитают сами, вас вообще дергать не будут. Валерия молчала, о чем-то напряженно думая.

— Звучит неплохо, Валерия. – после недолгих раздумий сказал Мансуров. – Что думаете?

— Не знаю, не нравится мне. – задумчиво произнесла Валерия.

— Что именно? – поинтересовался директор.

— Да вообще подход не нравится, как будто все хотят от бухгалтерии избавиться. – в голосе Валерии звучала обида. – Заткнуть нас куда подальше, и словечки эти – «ковыряйтесь», и так далее.

— Так вы ж как собака на сене. – улыбнулся Иван. – Не именно вы, Валерия, а бухгалтерия вообще. Я понимаю, что вам не нравится. Раз цифры будут считать и предоставлять экономисты, бухгалтерия как бы не у дел остается. Экономисты – полезные, помогают управлять компанией. Бухгалтерия – бесполезные, даже вредные. Засланные агенты государства.

— Ну начинается… — вздохнула Валерия. – Мы тоже можем предоставлять цифры, не хуже экономистов.

— Да не можете вы. – вздохнул в ответ Иван. – Хотите, но не можете. Сами не даете, и на других лаете, кто дает, или пытается давать. Хотя, простыми и нехитрыми методами можно из бух.учета сделать полезный инструмент.

— О, давайте, опять поучите меня моей работе. – Валерия улыбнулась и отвернулась к окну.

— Не буду. – Иван опустил голову. – Надоело.

Мансуров переводил взгляд то на Валерию, то на Ивана.

— Ладно, давайте прекратим спор о полезности той или иной службы. – подытожил директор. – Я слышу обе стороны, везде есть и правда, и эмоции. Иван, жду информации о готовности новой системы расчета. Валерия, предлагаю организовать совещание, совместно с экономистами, обсудить конфликт – я вижу, он есть. Ивана туда позовите, и меня тоже. Все, давайте заканчивать.

Валерия и Иван поднялись со стульев, зашагали к выходу.

— Иван, задержись, пожалуйста. – сказал директор.