Проще, чем кажется. Главы 9-10

9

— Чем именно ты будешь заниматься в этом проекте? – голос Галины звучал настороженно, будто прощупывая почву в незнакомой ситуации.

— Руководить. Или делать. – Сергей еще пребывал в радостном послевкусии успешного разговора с Курчатовым и Ворониным. Немного подумав, добавил. — Скорее – и руководить, и делать.

— А разве не Петрова – руководитель проекта? – настороженно и, как показалось Сергею, с легкой усмешкой спросила Галина. – Все слышали на совещании, как Курчатов назначил ее.

— Евгений Викторович сказал, что она будет куратором, или вроде того. Точно не знаю, не буду загадывать – он поговорит с Петровой и напишет, о чем они договорились. Но главным буду я. – не скрывая ноток самолюбования, сказал Сергей.

Некоторое время Галина пристально смотрела на Сергея, лишь изредка отводя от него взгляд на Стаса, который, хоть и старался не привлекать к себе внимания, совсем без движения обходиться не мог.

— Ладно, посмотрим. – вздохнув, сказала Галина. – Для меня, как твоего руководителя (Галина сделала особый акцент на этой фразе) важно, чтобы ты продолжал исполнять свои прямые обязанности (и на этой фразе акцент тоже был очевиден).

— Да я не против. – снисходительно ответил Сергей. – Но сама понимаешь, довольно значительное время мне все-таки придется уделять проекту года (не удержался, ввернул-таки эту фразу).

— Не надо мне рассказывать, что я должна понимать, а чего нет. – неприятно улыбнулась Галина. – У меня есть начальство для этого. Все эти твои прожекты у меня вот уже где сидят (Галина показала рукой на подбородок). С основной работой не справляешься, заявки от пользователей не закрываешь вовремя, и вместо того, чтобы нормально работать, выдумываешь всякую ерунду. Со мной такой номер не пройдет.

— С тобой не пройдет, с Курчатовым пройдет. – как мог более серьезно, и даже угрожающе, проговорил Сергей. — У меня будет полный карт-бланш, Галина. Надо будет – и ты будешь выполнять задачи, которые для тебя найдутся в рамках проекта. И задачи эти я буду ставить, а не ты или Петрова.

— С какого перепуга-то? – не смогла сдержать улыбку Галина. Глянув на серьезное (даже, пожалуй, чересчур) лицо Сергея, не выдержала и звонко рассмеялась.

— Это проектное управление, Галина. Не слышала? – Сергей сумел сохранить серьезное выражение, и даже не улыбнулся. — Есть функциональное подчинение – с начальниками, сотрудниками, штатным расписанием, должностными инструкциями и так далее. А есть проектное – временное, когда набирается команда из разных отделов, и роли в ней перераспределяются, не озираясь на традиционные должности. Может статься, что и Курчатов, ну, или, скорее, Воронин будут выполнять задачи, которые я поставлю.

Смех Галины только усилился. Пришлось подождать несколько минут, пока она сможет немного успокоиться – смеялась она громко, и разговаривать не было решительно никакой возможности.

— Сереж, извини, но ты как дурачок наивный. – Галина снова прыснула, но смогла удержаться и не расхохотаться вновь. – Курчатов будет его задачи делать…

Несколько секунд подумав, подняла ладонь к голове, как это делают военные и строгим, громким голосом проговорила: — Да, Сергей Николаевич, будет исполнено! – после чего снова рассмеялась.

Сергей чувствовал, что лицо начинает наливаться краской от удушливой смеси гнева и стыда. Злился и на Галину, и на себя – зачем опять полез в эти бессмысленные споры?

— Ну спасибо, насмешил старушку. – Галина вытерла слезы рукой. – Ладно, пойду я, а то от смеха морщины появятся. Зови, когда будут готовы приказания для меня.

10

— Мда… — задумчиво проговорил Стас.

— Удобная фраза. – с грустной улыбкой проговорил Сергей. – И ведь не поймешь, к кому относится. То ли меня осуждаешь, то ли дуру эту. А сейчас будешь сидеть и ждать моей реакции.

— Чего она дура-то… Обычный человек. Ты как хотел? – примирительно сказал Стас.

— Стас, тебе надо медиатором работать. Или дипломатом. – Сергей смотрел на Стаса в упор. – Никогда своего мнения не высказываешь, прям как герой из «Великого Гэтсби», не помню как звали… Ну такой, который в начале книги сказал, что всегда был скромен в суждениях и, особенно, оценках, оттого и плакались все ему в жилетку.

— Ну давай, меня еще виноватым сделай. – Стас немного повысил тон. Хотя, подумал Сергей, опять роль играет, наверное. – Делать-то что будешь?

— С чем? Или с кем?

— Ну вообще, с проектом своим.

— Тебе-то какая разница? – Сергей, увы, не мог так же быстро переключиться, как Стас. – Буду делать, что смогу. Наплевать… Или уволюсь на хрен.

— Ну начинается… — Стас сделал кислую мину. – Ладно, давай серьезно. Я тоже хочу поучаствовать в проекте, возьмешь меня?

— Зачем?

— Да все, хорош, Серега, чего ты взъелся. Я тебе не враг.

— Ты никому не враг. Кто это сказал? Друг всем – ничей друг.

— Да какая разница, кто чего и когда сказал. Давай по делу. Серьезно, чего ты ноешь, как… Ну я не знаю… Не как Серега. Давай дело делать. С чего начнем?

— Знал бы я… Подумать надо.

— Может, совещание собрать? Ну там кладовщиков, бухгалтеров – всех, кто в процессе участвует? – не унимался Стас.

— Не знаю… Наверное нет. – Сергей понемногу перестраивался на рабочий лад. – Помнишь, про системное мышление разговаривали?

— Ну, помню. Эмерджентные свойства, все дела. Посмотреть на систему в действии.

— Если собрать совещание, то получится выключенная система. – Сергей оседлал своего любимого конька. – Люди будут вырваны из контекста, из рабочих процессов, из привычной среды, помещены в переговорную, посажены на стулья вокруг стола. Это будут совсем другие люди.

— Почему другие? Те же самые. Расскажут тебе, какие проблемы есть в процессе, что не так, где искать причины ошибок.

— Как тебе объяснить… Люди те же, но это будет интерпретация – их мнение о системе, в которой они находятся. Тем более, что каждый из них – лишь элемент этой системы, понимаешь? Никто из них целиком систему склада не знает, не видит. Как в басне «Лебедь, рак и щука», ну или в притче о трех слепцах.

— Что за притча? – знал Стас, какое магическое действие оказывает на Сергея просьба что-то рассказать.

— Три слепца ощупали слона с разных сторон, и каждый сделал свой вывод. Один ощупал хобот, и сказал, что это – змея. Второй ощупал ногу, и сказал, что это – столб. Третий ощупал ухо, и сказал, что это… Вот тут не помню, что он про ухо сказал. Но смысл ты понял – слона никто не увидел.

— Да, понял. – удовлетворенно сказал Стас. Очередная маленькая победа теорий Карнеги. – Так, получается, никто из них не видит системы в целом?

— Да, не видит. Кладовщики видят полки с железяками, таскают их туда-сюда. Но они не видят информационной системы и происходящих в ней процессов. Бухгалтер, или оператор, как он там называется, видит информационную систему, но сидит в каморке, без железяк и полок. Работу кладовщиков, т.е. физическое перемещение деталей видит четыре раза в день – утром, вечером, и когда на обед ходит.

— Я думаю, чаще… — улыбнулся Стас. – Туалет-то ведь не в каморке находится…

— Начальник склада видит примерно то же, что и кладовщики. – не заметил шутки Стаса Сергей. – Может, чуть больше, потому что знает обо всех их задачах. Главный бухгалтер видит не только товарный складской учет, но и учет затрат, денег и тому подобное. Кругозор шире, но от этого и лучше, и хуже. Лучше – потому что понимает взаимосвязи товарного и остальных видов учета. Хуже – потому что в каморке не бывает, а на складе – тем более.

— Поэтому у главного бухгалтера не получилось склад в порядок привести? – спросил Стас. – Из-за слишком широкого кругозора?

— Ну вроде того. Она работает только с хоботом, или ухом. Всей картины не видит.

— А кто видит?

— Забавно, но в данном случае никто не видит. Процесс-то кроссфункциональный – в нем участвуют люди и подразделения, не подчиняющиеся друг другу. Грубо говоря, у него нет головы, или владельца. Каждый знает только свой участок, и никаких связующих элементов, обратных связей в нем нет.

— А ревизия? Она же связывает всех. Кладовщики считают детали, бухгалтер ходит с ними и записывает результаты.

— Да, это единственная точка, в которой данные сходятся – фактические и учетные. – Сергей на несколько секунд призадумался, и начал загибать пальцы на руке. — Ревизии мы проводим раз в квартал, т.е. четыре раза в год. Значит, точный складской учет у нас бывает четыре дня в году. Через день после ревизии данные опять расползаются.

— Почему?

— Вот это и предстоит выяснить. Варианта два – либо кладовщики выполняют перемещения и отгрузки, не уведомляя бухгалтера, либо бухгалтер проводит операции в системе, не сказав кладовщикам. Ну или, элементарно, ошибки.

— Какие ошибки? Опечатки что ли?

— Вполне может быть. Скажут кладовщику переместить 200 пружинок, а он ошибется при ручном подсчете, и утащит 198, или 205. Такого тоже исключать не стоит.

— Ну это ты гадаешь просто, так ведь? Может, совещание поможет? Наверняка люди знают – и про ошибки, и про неверный подсчет.

— Да знают, кто спорит-то. – вздохнул Сергей. — Только не верю я в совещания. Это не тот формат, в котором люди будут правду говорить. Тем более, если собрать всех вместе. Они же знают, что началось наведение порядка в учете, а значит – будут искать виноватых. Следовательно, надо оправдываться, указывать на чужие ошибки, а про свои молчать, ну или защищать их, если всплывут.

— Думаешь, начнут друг на друга пальцем тыкать? – удивленно спросил Стас.

— Не знаю, смотря под каким соусом пойдет разговор. Если почувствуют угрозу, начнутся обвинения. Если не почувствуют, то может быть и хуже – сработает круговая порука, тогда вообще ничего не узнаешь.

— И что, как быть? Допрос с пристрастием проводить? Службу безопасности привлечь?

— Нет, зачем… Это тоже будет интерпретация, или проекция реальной системы на выдуманную ситуацию, угрожающую человеку. Мне не нужны интерпретации, мнения – особенно, поданные тенденциозно.

— Чего? Как поданные? – прищурился Стас.

— Не слышал про тенденциозную подачу информации? – снова вскочил на коня Сергей. — Это когда ты не просто выдаешь факты, как есть, а излагаешь с определенной целью, чтобы внушить свою оценку, направить мысли собеседника по определенной дорожке.

— Блин, сколько слов умных напридумывали. – засмеялся Стас. – В народе это называется «по ушам ездить», или «лапши понавешать».

— Да неважно, как это называется в вашем гордом народе. – улыбнулся Сергей.

— Ну давай, пошути опять. Я той же национальности, что и ты, только родился и вырос в другой стране. – Стас сделал вид, что выходит из себя.

— Ладно, не психуй. – примирительно сказал Сергей, но, на всякий случай, тему развивать не стал. – Нам нужны факты о системе, а не домыслы или мнения. На этом и стоит сосредоточиться.

— Совещание тогда не будем проводить? – спросил Стас.

— Нет, думаю, не стоит. Пока, по крайней мере. – задумчиво проговорил Сергей.

Дверь в кабинет внезапно открылась, и в нее вошел улыбающийся Курчатов. Лицо его светилось радостным возбуждением.

— Сергей, Стас, приветствую! – Курчатов поочередно пожал руку каждому из программистов. – Все, утрясли с административной частью. Петрова, кажется, даже обрадовалась роли куратора, сегодня переделает всю документацию по проекту. Ты, Сергей, отныне официально – руководитель проекта. Поздравляю!

Курчатов снова пожал Сергею руку, пристально глядя в глаза. Задержал рукопожатие на несколько секунд, словно пытаясь в нем что-то найти или понять.

— Есть мысли, с чего начать? – отпустив руку Сергея, спросил Курчатов. – Всю организационную работу сделает Петрова, об этом можешь не беспокоиться. Оформит бумаги, соберет людей, если нужно. Вот, кстати, может начать с совещания? Собрать кладовщиков, бухгалтеров, всех причастных к складу, послушать их мнение?

— Хм, как раз об этом говорили… — начал было Сергей. – Пока нет уверенности, что совещание нужно.

— Да брось ты, Сергей. – Курчатов улыбнулся и похлопал Сергея по плечу. – Я понимаю, что для тебя такого рода совещания в новинку, и ты их, возможно, даже побаиваешься. Это совершенно нормально! Но тебе надо выходить из зоны комфорта, ты руководитель проекта!

— Да, я это понимаю. Надо, так надо – проведем совещание. – сказал Сергей, поймав на себе немного насмешливый взгляд Стаса. – Уже в новом году, получается, сегодня последний рабочий день.

— Вот и отлично! – хлопнул в ладоши Курчатов. – Загляну к Валентине, скажу, чтобы назначила встречу и пригласила людей. Ну все, не буду больше задерживать! Курчатов еще раз пожал руки Сергею и Стасу.

— Давайте, пора домой, сегодня короткий день. – направляясь к двери, проговорил Курчатов. – Самое время ехать домой, к семьям, наряжать елку, прятать подарки. Я глубоко убежден, что Новый Год – это тихий, спокойный, семейный праздник. Ну это так, к слову. С Наступающим! И удачи! Нам всем.

— И вас с Наступающим! – почти одновременно сказали Сергей и Стас. Правда, в разных тональностях.

— Мда… — задумчиво сказал Стас, когда дверь за Курчатовым захлопнулась. – Чувствую, веселый у нас будет год.