Проще, чем кажется. Глава 11

Таня молчала уже почти час. Смотрела в окно, на проносящиеся мимо поля и леса, укрытые свежим снегом. Вчера подморозило, и снег искрился так, что больно было смотреть – спасали только поляризационные очки.

Дорога до родителей Тани, которые жили в небольшом городке в сотне километров от областного центра, была Сергею хорошо знакома, поэтому особой концентрации внимания не требовалось. А вот поговорить хотелось очень. Но Сергей не знал, как подступиться.

О своем новом проекте он рассказал еще накануне. Таня, как это водится у лучшей половины человечества, молча выслушала и сказала: «Ясно». Ясно тебе – думал Сергей.

С одной стороны, вроде такого ответа достаточно. Не хочешь вникать, обсуждать, предлагать, высказываться – ради Бога, сиди молчи. Но ведь понятно, со стопроцентной вероятностью, что Тане есть что сказать. Как быть?

Будешь молчать – недовольство накопится, потом выльется в скандал, это Сергей знал точно. Выспрашивать же, вытягивать этот скандал, как говорят на работе, проактивно, не хотелось. Как будто сам себе наказание выпрашиваешь. Блин, как у них все сложно, у женщин.

Почему в семье нельзя общаться так, как на работе? Там ведь хоть разобижайся, никому до этого дела особого нет (если ты – не вышестоящий, разумеется). А Таня – она вышестоящий? Или коллега? В терминах рабочих отношений.

А хрен его знает. Об этом с ней точно разговаривать не стоит (подумав об этом, Сергей улыбнулся).

Таня заметила улыбку, и почему-то решила нарушить молчание.

— Что? – устало спросила она.

— Да так, просто.

— Ну что, говори.

— Не хочу. – с улыбкой ответил Сергей. – Ты же молчишь сидишь, вот и я буду.

— А о чем разговаривать? Ты вчера все сказал.

— Что сказал-то? Про проект что ли?

— Прожект скорее. Да, про него.

— Ну, а что я не так сказал? – (о, вроде начинается, почти с радостью подумал Сергей).

— Да все не так. Ты – как маленький. Все какой-то ерундой занимаешься, нет, чтобы нормально работать.

— Нормально работать? Это что такое?

— Делать то, что положено. Начальником стать, чтобы зарплата больше была, я не знаю… Учиться пойти, давно тебе говорила.

— На кого? Выучился уже.

— На менеджера, заочно.

— Нафига, Тань?

— Это ты у Гальки спроси, нафига. Ты такой умный, все знаешь, все умеешь – ну, по крайней мере, мне так рассказываешь. А начальником-то Галька стала, а не ты.

— Ну, это вообще странная история.

— Конечно, давай, пошути, или пожалуйся, какая судьба несправедливая, ты это любишь.

— Блин, ну чего ты начинаешь-то? Ты же знаешь, как она начальником стала! Причем тут я вообще?

— Да, действительно, причем тут ты… Все, Сережа, смотри на дорогу, не хватало еще улететь в кювет.

Нет, не пошло, подумал Сергей. Опять то же самое. Что ж с тобой делать-то? Откуда такая любовь к начальствующим должностям? Неужели печать советского времени, плюс стереотипы маленьких городов? Или семейное? Отец Тани ведь начальник завода. Может, в этом дело?

— Галька, кстати, меньше, чем я получает. – после долгих раздумий произнес Сергей.

— Сейчас меньше, потому что недавно стала начальницей. – сухо ответила Таня. – Пока ты делаешь свои прожекты, поднимется еще выше. Может даже, на твоем горбе.

— Ну ага, хрена ей. Мы с ней уже поругались на эту тему. Я ее не пущу в свой проект, кобылу.

— Да кто тебя спрашивать-то будет! – не унималась Таня. – Сбегает, договорится за твоей спиной, как тогда, когда начальником стала.

— Нет, я напрямую с Курчатовым работаю, с собственником. Гальки просто нет в этом проекте, ни в каком качестве.

— Качестве-…честве. – нецензурно срифмовала Таня, и, не сдержавшись, улыбнулась. – Дурак ты все-таки, Сережа.

— Это как в анекдоте. – искренне засмеялся Сергей. – Алло, это прачечная? — …ячечная! Это Министерство культуры, что вам угодно?

Надо ловить волну, подумал Сергей. Пока в таком настроении, готова слушать, надо брать быка за рога.

— Слушай, Тань. – дождавшись, пока Таня перестанет смеяться, продолжил Сергей. – Я все понимаю, ты не веришь в этот проект. Никто не верит. Я и сам не особо верю. Просто я решил для себя, что хочу попробовать.

Сработало, как ни странно. Таня не перебивала, не иронизировала – просто смотрела на Сергея и слушала. Надо развивать успех!

— Я в «Кубе» недавно работаю, полгода только прошло. – продолжил Сергей. – Зарплата такая же, как на прошлой работе. И таких предложений на рынке еще много. Если не получится с этим проектом, просто уйду на другую работу, и буду пробовать стать начальником. Ну, или, как получится там. Хорошо, Тань?

— Не знаю, Сереж… Я просто и правда не понимаю, зачем ты это делаешь…

— Да хрен знает… Просто что-то новое хочу попробовать. Да блин, хотя бы работа напрямую с собственником – это уже хорошо. Представь, если все получится? Это же проект года, Курчатов сам так сказал. Для него этот склад – реальная проблема. А кто эту проблему решит? Сергей Иванов, программист.

— Вот этого я не могу понять. Почему программист должен складом заниматься? Почему не производством тогда, или что там у вас еще есть? Снабжением? Уборкой территории?

— Да причем тут «должен» — вздохнул Сергей. – Я сам вызвался. Никто не смог эту проблему решить, а я смогу, понимаешь? Директор не смог, главный бухгалтер не смог, а я смогу. Реальную проблему предприятия решить, а не всякой хренью заниматься – программировать что-то, а потом щеки надувать, будто я что-то полезное сделал. Понимаешь? С кем захочет работать собственник, если не с тем, кто его реальные проблемы решает?

— Ну как будто это прям реальная проблема. Сережа, ну ты опять, как ребенок рассуждаешь.

— Да ты просто не знаешь, насколько это серьезно! Я ж ничего не придумываю, Курчатов и правда бесится после каждой ревизии! Хрен с ней, с реальностью проблемы, там долго можно рассуждать, но ведь человек сам – понимаешь, сам! – говорит… Нет, не говорит – кричит, что это супер-важная проблема!

— Мало ли чего он там кричит.

— Да не «мало ли», это важно! Для него склад – головная боль, а я эту головную боль могу снять. Когда голова болит у человека, важно ему, кто и что об этом думает? Нет, конечно, найдутся люди, которые скажут – эй, ты не прав, у тебя совсем другая проблема, забудь про головную боль, займись, я не знаю… жопой своей, вот где реальная проблема! Этим все вокруг и занимаются – втюхивают Курчатову свое мнение о том, на что тратить ресурсы, деньги, где сотрудников поставить. Каждый говорит – Евгений Викторович, тут такая проблема, такая проблема! Унитаз засорился! Я сейчас возьму вантуз, и героически буду эту проблему решать! Ну, решай – отвечает Курчатов. Нет, вы не понимаете – продолжает дебильный сотрудник – вы должны признать, что унитаз – главная проблема предприятия! Это – проект года! И таких крикунов – десятки.

— Ну, а ты чем лучше?

— А я никаких проблем ему не обозначал, ничего не втюхивал! Он сам назвал эту проблему, сам хочет ее решить, избавиться от этой головной боли! Понимаешь? Сам! Ну, как к врачу пришел и говорит – эй, чувак, башка болит, помоги!

— А ты, значит, врач?

— Ну вроде того. Хочу стать врачом. Помочь реальному человеку, с реальным бизнесом, решить реальную проблему. Ну, а если не получится – пофигу, уволюсь и найду такую же работу.

— Ладно, приехали, вон мама стоит у ворот, встречает.

Сергей, почему-то, любил приезжать в гости к родителям Тани, жившим в собственном доме – как положено, с огородом, баней и курицами. Возможно, потому, что сам провел все детство в настоящей деревне и, хотя и переехал в город-миллионник, душа хотела сельского простора и уюта.

— А где папа? – спросила вышедшая из машины Таня.

— Да на работу вызвали, что-то там случилось с забором.

— Что такое могло случиться с забором, чтобы вызывать человека в новогодние каникулы? – засмеялась Таня. – Украли его что ли?

— Не, дыру какую-то нашли. – отмахнулась мама. – Думают, через нее лом таскали.

— Так заделать, и делов-то. – продолжала Таня. – Начальник завода нужен, чтобы дыру в заборе залатать? Больше некому?

— Да Господи, не знаешь что ли нашу деревню. Ничего без начальника сделать нельзя. Их там затаскают потом, из-за этого лома, прям беда с ним. Поймать хотят.

— Кого поймать? Тех, кто лом таскает?

— Ну. То ли камеру поставят, то ли сторожа посадят, я не поняла.

— А почему просто заделать нельзя?

— Так не поймаешь никого. Найдут новую дыру, или через забор перекидывать будут. Или прокопают, как кроты.

— А сторож кого-нибудь поймает что ли?

— Да не знаю я, какая разница, мне какое дело. Начальник этот, по безопасности, сказал дыру не заделывать, а поставить камеру или сторожа. Вот отец и поехал.

— Ладно, не ругайся. Не поняла просто, вот и спрашиваю.

— Вы как, надолго? Сережа, ты сколько отдыхаешь?

— Не знаю, пару дней, я думаю. – ответил Сергей.

— Вот те на, все неделю отдыхают, а ты пару дней? Случилось что?

— Проект у него. – с озорной улыбкой ответила Таня, посмотрев на Сергея.

— Чего? Какой проект?

— Ой не спрашивай. – засмеялась Таня. – Ладно, пойдем, мам. Что готовить будем?