Проще, чем кажется. Глава 16

— Сергей, приветствую. Присаживайся.

Собственник был хмур. Брови сведены, движения резкие, на лице застыла строгая гримаса. Вызов на совещание стал полной неожиданностью, и Сергей никак не мог понять, в чем его причина. К тому же, мысли были далеко – последние два дня он работал над задачей формирования штрихкодов, в полном погружении, не особо вникая в происходящее вокруг. Всю текучку заботливо взял на себя Стас.

— Что случилось, Евгений Викторович? – осторожно спросил Сергей, присаживаясь напротив собственника.

— Расскажи о ходе проекта по складу.

Евгений Викторович задал этот вопрос, не глядя на Сергея. Дурной знак. У Сергея по спине пробежал неприятный холодок, ладони предательски вспотели – хорошо еще, что успел пожать руку собственнику раньше.

— Все идет по плану. – язык тяжело шевелился в пересохшем рту. – Сейчас занимаюсь автоматизацией контроля.

— С помощью штрихкодов?

— А?

Это единственное, что смог сказать Сергей. Вот дубина, подумал он. Растерялся, как школьник, у которого в кармане мама нашла сигареты. Но откуда он…

— Как штрихкод поможет навести порядок на складе? – Евгений Викторович, наконец, повернулся к Сергею и уставился на него в упор.

— Штрихкод является важнейшим элементом системы, которую мы строим. – промямлил Сергей.

И тут же подумал – нет, не так. Нельзя сделать вид, будто так и должно быть. Откуда он знает? В рабочей версии системы штрихкодов еще нет, ни с кем не обсуждали.

— А вы откуда про штрихкоды знаете? – набравшись смелости, осторожно спросил Сергей.

— Сергей, я – собственник. Я знаю все, или почти все, что происходит в компании. Детали не важны, пусть это будет моим секретом. Меня другое беспокоит.

Евгений Викторович замолчал, по-прежнему пристально глядя на Сергея. Как будто хотел, чтобы тот сам угадал, чего его там беспокоит. Сергей решил помолчать, чтобы не начинать бессмысленную викторину.

— Когда ты вызвался сделать этот проект, помнишь, что ты сказал?

— Что сделаю его.

— Это понятно. Я, если помнишь, тогда сомневался. Ты ведь программист, а в таком проекте надо быть чем-то, или кем-то другим – шире, больше, активнее. Работать с людьми, перестраивать процессы, договариваться, убеждать. И что я слышу теперь? Опять про автоматизацию.

Сергей молчал. Смысл разговора стал очевиден, и оставался один вопрос – куда он приведет. Снимут с проекта? Снимут с руководства проектом? Что ответить? Попробовать убедить? Бодаться?

— Сергей, проект очень важен. – прервал мысли программиста Евгений Викторович. – И у меня, как его заказчика, есть резонные сомнения в успехе. Я уверен, что автоматизацией порядок не навести.

— Евгений Викторович. – черт, рот совсем пересох. Пришлось сделать паузу на пару секунд, чтобы восстановилась способность говорить. – При всем уважении… Вы вот упомянули наш разговор, но там еще звучало другое.

— Что именно?

— Нестандартный подход. Я говорил, что знаю, как навести порядок. И я от своих слов не отказываюсь. Я по-прежнему знаю, как это сделать. И я не говорил, что обойдусь одной автоматизацией и штрихкодами. Я вообще ничего не говорил еще, а теперь мы вырываем фразу из контекста, и пытаемся по ней обсуждать ход проекта. Даже не фразу, а слово одно – штрихкоды эти несчастные.

Чем больше Сергей говорил, тем больше обретал уверенность в себе. Собственник пока молчал, и программист решил воспользоваться этим, продолжив нажим.

— Вы судите о том, что я делаю, по обрывкам информации. Притом, непонятно откуда взявшимся. Что вам сказали про штрихкод?

— Не понял… — немного опешил собственник.

— Ну вам же кто-то о нем рассказал? Что именно? Какие слова там звучали?

— Не дословно, но… Что ты решил навести порядок, введя штрихкодирование.

— Куда? Где я собираюсь его применять?

— Я откуда… Слушай, Сергей. – собственник резко сменил тон, и минутное замешательство как рукой сняло. – Ты что, меня на слове подловить пытаешься? Что за разговор у нас с тобой сейчас происходит?

— Я не знаю, Евгений Викторович. Кто-то что-то вам наплел, непонятно с какой целью, а я вынужден сидеть и оправдываться.

Сначала Сергей изображал обиду искусственно, но теперь она стала настоящей.

— Я не хочу, чтобы ты оправдывался. – смягчился собственник. – Я лишь хочу понять, что происходит.

— У меня будет к вам большая просьба: если вы хотите узнать, что происходит, спросите у меня.

— Слушай, Сергей… — Евгений Викторович начал выходить из себя. – У тебя, случайно, звездная болезнь не началась? Нас никто не слышит, поэтому я, на первый раз, ограничусь устным замечанием. Не стоит так со мной разговаривать. То, что я доверил тебе проект, не означает, будто ты можешь действовать автономно, а тем более – огрызаться и учить меня, как руководить. И компанией, и проектом, и тобой.

— Евгений Викторович. – Сергей собрал волю в кулак. – Я либо делаю проект так, как считаю нужным, либо не делаю вообще. Если на то пошло, я уволюсь. Но работать по лекалам тех, кто уже, простите, просрал эту задачу, я не буду. И мне наплевать, кто и что думает. Если вы мне покажете хоть одного человека, который хоть в одном процессе навел понятный, управляемый и устойчивый порядок, я с радостью возьму с него пример. Но, пока вокруг меня, да и вокруг вас, ходят лишь интриганы, шапкозакидатели, эффективные менеджеры и прочие бессмысленные персонажи, я буду действовать так, как считаю нужным. Какой смысл слушать тех, кто ни черта полезного для компании не сделал?

— Мне не нравится твой тон, Сергей.

— Мне тоже не нравится мой тон, Евгений Викторович. Я думал, что буду делом заниматься, а не в интригах участвовать. Я этого не умею, я программист. И свое дело я знаю. Интригами порядок не наводится.

— А чем наводится?

— Системным менеджментом, выстраиванием и контролем процессов, четким порядком действий, прозрачностью, автоматизацией и измерением.

— Слова понятные и правильные, но…

— Вот это «но», Евгений Викторович, и мешает. Спросите любого менеджера своего, из эффективных, он перечислит те же слова, и тоже это «но» добавит. Но фигня это все, но главное – люди, но все упрется в волю руководства, но персонал не переделать, но все равно все испортят, но я сделал все, что мог.

— Да я понимаю, о чем ты говоришь, но… — смягчился собственник.

— Что «но»? – с улыбкой спросил Сергей.

— Мда… — улыбнулся в ответ Евгений Викторович, но потом снова стал серьезным. – Но ты и меня пойми. Все твои слова звучат красиво, и, все-таки, есть «но». Я не могу, не хочу, не буду действовать вслепую. Ты вот сказал, что уволишься – красиво, конечно, звучит, и жест эффектный будет, но… Мне-то что потом делать? Опять кому-то из менеджеров поручать? Другому программисту? Консультантов звать? Самому делать? Сколько это будет продолжаться? А ты будешь в других компаниях, на собеседованиях, рассказывать, какой ты молодец, как здорово все придумал, а потом пал жертвой интриг и политики.

Сергей призадумался. Про увольнение, действительно, он погорячился. Выходило, будто он – эдакая кисейная барышня, которую и пальцем нельзя тронуть – сразу расплачется и сбежит.

— Про увольнение я не это имел в виду. – попробовал он объяснить. – Я не собираюсь, и не хочу уходить. Лишь хотел обозначить, что я, как и вы, играю ва-банк. Не ищу запасных путей, не подстилаю соломки, не завожу никаких друзей в компании, которые будут меня спасать. Есть лишь я, и проект.

— Возможно, зря. – собственник опять отвернулся к окну. – Я про друзей. И политику, и интриги. Дам тебе совет, если позволишь (Евгений Викторович повернулся, посмотрел на Сергея и улыбнулся). Не игнорируй политику. Иначе будешь вечно обиженным, замкнутым, ненавидящим весь мир инженером. Я не говорю, что политику надо любить, но ее надо понимать, и использовать в своих целях. Некоторые задачи намного проще решить, поговорив с людьми. Например, у нас бы не состоялся этот разговор, если бы ты понимал – надо держать руководителя в курсе работ. Сейчас, я надеюсь, ты это понимаешь?

— Да.

— Тогда разговор бы вообще не состоялся. Когда она… Ну, в общем, кто-то, пришел бы ко мне и начал что-то говорить о твоей работе, я бы знал, что ответить, потому что обладал бы информацией. Ты должен предвидеть развитие событий, держать в голове всю карту местности, с дорогами, болотами и местами для засад. Тогда ты станешь действительно крутым менеджером.

— Крутым? – улыбнулся Сергей. – Или эффективным?

— Называй, как хочешь. – пожал плечами собственник.

— А если я не хочу? Менеджером становиться. Вы ведь обрисовали портрет обычного менеджера, так? Который все про всех знает, во всех интригах участвует, везде у него знакомые, должники, и так далее. Он делает все, чтобы остаться менеджером, а при случае – и вверх подняться. Но ему не хватает одного – он работать не умеет. Если, конечно, не считать работой вот это все, что вы политикой назвали.

Евгений Викторович вздохнул, опустил взгляд на стол и стал разглядывать свои пальцы. Сергей тоже посмотрел на эти пальцы – ухоженные, тонкие, без единого изъяна. Интересно, это маникюр? Или как там оно называется…

— Не знаю, что тебе ответить. – поднял глаза собственник. – Вроде ты и прав, но меня не покидает ощущение, что я разговариваю с романтичным юношей. Или Дон Кихотом. Конечно, любой собственник, и руководитель, мечтает о сотруднике, способном наводить порядок, улучшать показатели, двигать компанию вперед, и при этом начисто лишенном карьерных и политических устремлений. Но, разве, так бывает?

— Не знаю. – пожал плечами Сергей. – Но отсутствие таких людей среди знакомых не означает, будто и пробовать не надо. Я попробую таким стать. Карьера, в традиционном понимании, мне не интересна. Ну там, чтобы стать крутым управленцем, сидеть на совещаниях, надувать щеки, сыпать умными терминами, орать на подчиненных и так далее, из набора эффективного менеджера. В конце концов, рассуждая чисто меркантильно, таких людей очень и очень много.

— Ну да, это красный океан. – кивнул собственник. – С жесткими законами, правилами… Или точнее, без правил.

— Я лучше в голубом океане поплаваю. Там никого нет. Программисты – в своем красном океане, менеджеры – в своем. А наводить порядок, делать процессы эффективными, не умею ни те, ни другие. Вот и пусть плавают, кусаются и дерутся. А я делом займусь.

— Хорошо. – Евгений Викторович решил прекратить разговор. – Ты мой посыл услышал?

— Да, и не один.

— Хорошо. – улыбнулся собственник. – Надеюсь, таких разговоров у нас больше не будет.