Корпоративный Рататуй

— Так, кто тут у нас дальше… Сергей Иванов, директор по информационным технологиям. –Николай Иванович провел пальцем по бумажке, остановился и поднял глаза на Евгения Викторовича.

— Да, он самый. – почему-то улыбнулся собственник. – Настоятельно рекомендую тебе, как новому директору, наладить хороший контакт с этим парнем. Это, можно сказать, выживший. Единственный из топ-менеджеров, кто проработал в компании несколько лет.

— Ну, надеюсь, я буду вторым. – улыбнулся Николай Иванович. – Он кто, по сути своей? По жизни, в смысле.

— Не понял…

— Насколько я помню, в ИТ-директора попадают три типа личностей. – начал загибать пальцы Николай Иванович. – Программисты, системные администраторы, и чистые менеджеры.

— Сергей – программист. – кивнул Евгений Викторович. – И этим очень много сказано. Он поможет тебе улучшить мой бизнес. Не просто поможет, а сам все сделает.

— В смысле? О чем речь? О проектах автоматизации?

— Нет, речь о проектах по изменению процессов, и достижении бизнес-целей. – улыбнулся собственник. – Ты уже беседовал со Светланой Владимировной?

— Да, в самом начале, вчера еще.

— Она тебе легенду про склад не рассказывала?

— Склад, склад… — Николай Иванович задумчиво уставился в окно. – Нет, ничего про склад не было. Что за легенда?

— Она уже мхом поросла, но тем не менее. – оживился Евгений Викторович. – Сергей, еще будучи программистом, вызвался решить проблему склада.

— Что за проблема? – заинтересованно спросил Николай Иванович.

— Там постоянно были большие расхождения, между реальными остатками и учетной системой. Процентов до двадцати пяти доходило, если я не ошибаюсь.

— Мать честная… — охнул Николай Иванович. – Так надо было просто порядок навести.

— Все так думали, так говорили и так делали. – с улыбкой кивнул собственник. – Несколько человек пробовали. Директор, главбух, еще кто-то, не помню. Все брались наводить порядок, но никто не смог.

— Поэтому вы, наверное, их и уволили? – засмеялся Николай Иванович. – Серьезных, крутых управленцев, способных исправлять такие проблемы, очень мало. Я вот…

— Ты погоди выводы делать, дослушай сначала. – поднял ладонь Евгений Викторович. – Это были нормальные, серьезные менеджеры. Те, которых ты привел или еще приведешь, вряд ли будут кардинально отличаться.

— Вот тут уж позвольте не согласиться, Евгений Викторович. – расплылся в улыбке новый директор. – Я абы кого брать в команду не буду, как минимум – степень MBA, пять лет практики, и…

— Вот с этими степенями MBA, красивые, с медалями, они и будут изменения проваливать. – серьезно ответил собственник. – У Светланы Викторовны тоже MBA. И у Воронина, который был до нее, тоже степень была, и опыт за плечами колоссальный. Но этого опыта хватает только на текущую, оперативную деятельность. А когда речь заходит об изменениях, степени не помогают. И инициативы тоже. Нет драйверов изменений – людей, которые возьмут на себя инициативу, организуют других, мотивируют их, убедят руководство и, главное, сделают изменения. Придумают, что изменить, как изменить, и имплементируют.

— Вы серьезно? – картинно округлил глаза директор. – У вас такими вещами программист занимался?

— Не только он, разумеется… — пожал плечами Евгений Викторович. – Но у него, на моей памяти, лучше всего получалось. Разумеется, я не беру в расчет период становления бизнеса, когда и управлением, и изменениями занимался я лично.

— А, так все-таки вы – чемпион? – улыбнулся директор.

— Нет, вряд ли. – не поддался собственник. – Тут подойдет аналогия из жизни программистов. Мне Сергей рассказывал, что есть принципиальная разница в компетенциях между теми, кто пишет программы с нуля, и теми, кто их потом дорабатывает. Буквально, есть программисты, которые мастерски стартуют, делают рабочий прототип, или даже законченное решение, но страшно тормозят и, как они говорят, тупят на доработках, когда надо изменить систему – не свою, а чужую. Там, конечно, не все так буквально и полярно, но определенное деление все-таки присутствует.

— Это как разница между предпринимателем и менеджером?

— Ну да, вроде того. – кивнул собственник. – Вот я – предприниматель. Я обожаю создавать новые темы, вгрызаться в рынки, искать клиентов и идеи. Но терпеть не могу ковыряться в процессах, исправлять уже построенное, заниматься рутиной. Точнее, теперь я на эту работу смотрю несколько иначе, опять же благодаря Сергею.

— Так а что он со складом-то сделал?

— Сделал он то, что мне требовалось, и даже больше. – улыбнулся Евгений Викторович. – Я хотел, чтобы отклонения вернулись в единицы процентов. Даже, вроде, в уставе проекта была написана цель в пять процентов. А он знаешь какой цели добился?

— Ну, удивите меня.

— Доли одного процента. Максимум, что было – полпроцента. Представляешь?

— Мда… — нахмурился директор. – Результат устойчивый?

— Более чем. – кивнул Евгений Викторович. – Прошло несколько лет, а результат так и держится в этих рамках. Процесс саморегулируется, не требует вмешательства и контроля.

— Как он это сделал? – прищурился директор. – Терминалы сбора данных? Персонал увеличил? Штрафы ввел? Роботов внедрил? Хотя, роботов я не видел, я же был на складе уже…

— Ничего из перечисленного. – хитро улыбнулся собственник.

— А затраты какие были на проект?

— Примерно одна тысяча рублей. – собственник был явно доволен собой. – Это стоимость сканера штрихкодов, который Сергей прицепил к компьютеру бухгалтера.

— Что за сканер? Нет, то есть я знаю, что такое сканер штриходов. – засуетился директор. – Но зачем?

— Это долгая история. Если интересно, тебе Сергей сам расскажет. – продолжил Евгений Викторович. – Мне он несколько раз рассказывал, а я до сих толком не понимаю, почему у него получилось. Знаю только, что эти штрихкоды стали краеугольным камнем проекта. А все смеялись, в том числе и… Нет, я не смеялся, я сомневался. Даже была мысль, по ходу проекта, все бросить и выгнать Сергея. Но что-то удержало, чему я безмерно рад.

— Как-то это странно все… — покачал головой директор. – Как штрихкод может помочь навести порядок в процессе? Это же просто маленькое техническое решение.

— Ну, я спойлеров давать не буду, ты с ним сам поговори. – улыбнулся собственник. – Будь уверен, ты удивишься. Там все намного проще, чем кажется.

— Хорошо, помечу себе. – директор взял блокнот и что-то в нем записал. – Вот так, как вы рассказываете, все это дело выглядит, как крепкий консалтерский проект.

— Это только начало. – загадочно улыбнулся собственник. – Потом он нам еще продажи вдвое увеличил.

— Чего? – искренне удивился Николай Иванович. – Программист?

— Да, кстати, он тогда еще был программистом. Или нет… — собственник задумался. – Да, точно! Я по результатам этого, второго проекта его назначил ИТ-директором.

— Слушайте, Евгений Викторович. – оторопело бормотал директор. – То ли я тупой, то ли лыжи не едут. Как, и почему у вас увеличением продаж занимался программист?

— Там был проект по оптимизации снабжения. Оптимизировали так, что продажи выросли вдвое. Сам понимаешь, снабжение – сугубо внутренняя функция. Сергей не общался с клиентами, не придумывал новых продуктов, не искал заказов. Просто сделал так, что мы перестали упускать деньги из рук, затягивая сроки и мучая клиентов дефицитами.

— И он до сих пор ИТ-директор? – продолжал удивляться Николай Иванович.

— Вот тут есть проблема. – с серьезным видом сказал собственник. – Мы сделали его директором по развитию, но он сам ушел с этой должности недавно. Поговаривал даже, что хочет вообще с руководящих должностей уйти.

— Почему?

— Он программист. По сути, в душе. Он и на преобразования бизнеса смотрит, как на программирование, или как на построение и оптимизацию систем. У него целая теория на этот счет есть.

— Какая? – удивился директор.

— Сейчас… Он объяснял мне… — собственник уставился в потолок. – А вот, вспомнил. Смотрел мультфильм «Рататуй»?

— Не знаю… Про крысу, которая готовила в ресторане?

— Да-да, он самый. – кивнул Евгений Викторович. – Там была одна замечательная фраза, я ее часто теперь использую. Не каждый может стать великим художником, но великий художник может появиться откуда угодно.

— Ну, звучит, конечно, красиво, только в чем смысл?

— В том, что изменениями в бизнесе может заниматься не только менеджер. И Сергей это доказал на практике. Я, если честно, никогда такого не видел. В книгах и статьях, конечно, всякие истории случаются, но здесь – мой собственный бизнес, и Сергей справляется с его изменениями лучше всех. Хотя он – программист. И хочет быть программистом. Только вот…

— Что?

— В последнее время он какой-то странный стал. – по лицу собственника пробежала грустная тень. – Собственно, изменениями перестал заниматься. Превратился в эдакого, я не знаю… Дон Кихота, что ли, или Д’Артаньяна. Всем недоволен, все какие-то проблемы выискивает, и выставляет напоказ, как собственное достижение. Со всеми менеджерами в контрах, у всех видит кучу недостатков. Причем, как ты понимаешь, все по делу, в основном. Но толку-то…

— В смысле?

— Ну он, знаешь, будто издевается над всеми. Все время такой вызов звучит. Он знает, и все знают, что он прав, и проблемы есть. И так же все знают, что с этими проблемами никто, кроме него, справиться не сможет. Нет, новые менеджеры, конечно, петушатся сначала, мол сами починим, но в итоге у них ничего не получается.

— А Сергей что?

— А он стоит в стороне, и смотрит. Не помогает, и не мешает. Наблюдает, подначивает – вроде «давайте, давайте, все равно у вас ничего не получится». Итальянские забастовки любит устраивать. Все проекты автоматизации выполняет в строгом соответствии с заданием, все шито-крыто, нигде не докопаешься, но… Результата нет. А ему это, как будто в радость.

— Прям тролль какой-то. – улыбнулся директор.

— Да, хорошее определение. – кивнул собственник. – Бизнес-тролль. Я пробовал с ним поговорить, но он закрывается, не хочет двигаться вперед, как будто мотивации, что ли, не хватает. Не знаю… Может, у тебя получится его с места сдвинуть?

— Возможно, ему цель нужна. – задумчиво произнес директор. – Ну как в тех проектах, о которых вы рассказывали.

— Кстати, да… — задумчиво покивал директор, потом вдруг улыбнулся. – Точно! Слушай, а ведь правда! Те проекты, оба, были не им самим инициированы, понимаешь? В один он попросился, в другой его запихали, но везде он достиг успеха. А сейчас мы будто от него самого ждем инициативы, а он, вместо этого, всю эту возню устраивает.

— Ну, значит, человек такой. – довольный собой, кивнул директор. – Ему цель должна извне ставиться. Сам он с целеполаганием не справляется.

— Отлично! – собственник почти сиял. – Давай подумаем, какую цель ему поставить!

В этот момент в дверь постучали. Директор недовольно скривился и крикнул «Войдите!».

В дверь просунулась верхняя половина тела Татьяны, HR-директора.

— Извините, дело очень срочное. – промямлила она. – Евгений Викторович, беда.

— Что такое? – нахмурился собственник.

— Сергей заявление на увольнение написал.