Корпоративный фокус

— Скорую! Срочно скорую! – кричала Татьяна, быстро шагая по коридору и озираясь вокруг. – Помогите!

— Татьяна, что случилось? – остановился Сергей, следовавший куда-то по своим делам. – Чего вы кричите?

— Вы помните, как скорую с мобильного вызвать? – остановилась Татьяна. Глаза, обычно круглые, были, как-то, особенно велики в этот момент.

— Ну да, 103 набирайте. – Сергей сказал и сам потянулся к телефону. – Ладно, я сам. Что им сказать?

— Женщина, лет пятидесяти, обморок, удар головой, травма. – неожиданно четко проговорила Татьяна. – Ну же, набирайте.

Сергей набрал номер, поговорил с оператором, объяснил, как добраться до промышленной зоны, в которой находилось предприятие.

— Пойду, встречу их на улице. – сказал он, убирая телефон в карман. – А то заплутают. Скажите, что случилось-то?

— Валентина Павловна в обморок упала, ударилась головой. – сказала Татьяна, все еще не находившая себе места. – Проводите их в кабинет?

— Да, конечно. – кивнул Сергей и зашагал в сторону выхода.

На улице, от нечего делать, закурил. Скорая приехала через десять минут – достаточно быстро, учитывая описанные симптомы. Наверное, обморок на работе у них не считается срочным случаем. Тем более, что станция находилась в двух километрах от предприятия – Сергей часто видел ее, проезжая мимо.

Увидев карету скорой помощи, Сергей замахал руками. Когда понял, что его заметили, побежал на проходную – открыть ворота. Карета въехала во внутренний двор предприятия, остановилась прямо напротив центрального входа. Вылезли двое – мужчина лет сорока, видимо врач, и молоденькая, года двадцать два, медсестра.

— Куда? – коротко спросил врач.

— Пойдемте. – Сергей повел врачей за собой.

Прошли коридор, приблизились к кабинету планово-диспетчерского отдела. Сергей немного побаивался заходить – мало ли, чего там увидишь. Реальность его не разочаровала.

В кабинете почти никого не было – то ли не успели еще узнать, то ли, как и Сергей, побаивались зайти, и попрятались за важными делами в своих кабинетах. На стуле сидела Валентина Павловна, с приоткрытым ртом и тяжело дышала. По лбу, справа, текла кровь, которую она вытирала рукой и как-то недоуменно потом рассматривала. На полу, возле стула, была небольшая красная лужица. Рядом стоял Виталик, молодой парень, инженер-конструктор, который тоже работал в этом кабинете, и с грустью посматривал на Валентину Павловну, словно желая помочь, но не зная, чем.

Сергей остановился около двери, оперся на стену и стал ждать. Врачи подошли к пострадавшей и начали с ней о чем-то негромко разговаривать. Потом тот, который главный, открыл свой докторский чемодан и начал в нем рыться, в итоге достав какой-то приборчик.

— Так, все вышли. – громко сказал он. – ЭКГ будем снимать.

Сергей вышел, следом показался Виталик и Татьяна.

— Виталь, что там случилось? – спросил Сергей.

— Да жуть какая-то. – со странной улыбкой сказал Виталик. – Сидела, сидела, вдруг – бах! – свалилась со стула. Головой ударилась об пол, кровь побежала, ну, видели наверное.

— А, понятно, откуда кровь. – закивала Татьяна. – Долго она так лежала?

— Нет, ну минуту может. – покачал головой Виталик. – Я как раз по скайпу разговаривал, не сразу заметил. Как увидел, подбежал, она уже очнулась, помог подняться. Тут как раз Татьяна зашла.

Несколько минут стояли, обсуждая детали произошедшего и вероятное прошлое Валентины Павловны, которое могло привести к такому развитию событий. Обсуждение, как и положено, перемежалось ахами, охами и вздохами.

— Зайдите! – послышался из кабинета крик врача.

Зашли. Врач убирал приборчик обратно в чемодан, медсестра заполняла какую-то бумажку.

— Итак. – сказал врач. – Надо ехать на госпитализацию, но больная отказывается. Сейчас заполняем отказ, хоть я и против, но дело хозяйское. Кто тут ее начальник?

— Я – руководитель службы персонала. – сказала Татьяна. – Что нужно? Я сделаю.

— Нужно ее домой отпустить. – сказал врач. – А еще лучше – отвезти. Возможен рецидив, если переутомится или поедет в набитой маршрутке. Обеспечите?

— Да. – коротко ответила Татьяна. – Сейчас вызову такси, отвезу.

— Не надо такси. – вступил Сергей. – Я на машине отвезу.

— Спасибо. – ответила Татьяна. – Я с вами поеду.

— Ребята, не надо. – тихо сказала Валентина Павловна. – Я сама как-нибудь. Сейчас сыну позвоню, приедет.

— Позвоните, скажите, чтобы дома вас ждал. – ответила Татьяна. – А мы вас отвезем. Ехали сначала молча – видимо, каждый боялся задавать какие-то вопросы, чтобы не влезть в личную жизнь. Сергей вел машину, Татьяна и Валентина Павловна сидели на задних сидениях.

— Эх, угораздило же… — покачала головой Валентина Павловна. – Извините, ребята, мне так неудобно, что со мной, старой коровой, возиться приходится.

— Не болтайте ерунды, Валентина Павловна! – возмутилась Татьяна. – Это с каждым может случиться! Мы должны помогать друг другу.

— Да я инсультница просто. Два года назад прижучило меня, месяц в больнице лежала. – рассказывала Валентина Павловна. – И вот опять. Кофе, наверное, перепила, давление скакнуло.

— Думаете, в кофе дело? – недоуменно спросила Татьяна.

— Ну а в чем же еще… — вздохнула Валентина Павловна.

— Ну, мало ли… — пожала плечами Татьяна. – Вас никто не обижал?

— Нет-нет! – как-то нарочито яростно замотала головой Валентина Павловна. – У меня все хорошо!

Проводив Валентину Павловну до квартиры, Сергей и Татьяна вернулись в машину. Татьяна на этот раз уселась на переднее пассажирское кресло.

— Что-то здесь не так. – пробормотала Татьяна, когда движение стало поспокойнее – Сергей поехал по объездной дороге, вокруг центра, чтобы не стоять в пробках.

— Угу. – кивнул Сергей. – Темнит что-то. Наверняка Зёма.

— Кто? – нахмурилась Татьяна.

— Ну Земляков Алексей, главный инженер, ее начальник. – объяснил Сергей. – У него кличка – Зёма.

— А что он?

— Жесткий он. Точнее, хочет таким казаться. Это его кредо.

— Ну не знаю… Я же его на работу принимала. Прекрасные рекомендации с прошлых мест. Буквально жалели, что ушел. Говорили, что прекрасный специалист.

— Прекрасный-то он прекрасный… — начал было Сергей. – Только… А, ладно.

— Что ладно? Давайте договаривайте! – возмутилась Татьяна. – Это же важно!

— Не нравится он мне. Какой-то он… — Сергей на несколько секунд замолчал, подбирая слова. – Слишком молодец, что ли. Особенно, перед лицом начальства. Не припомню случая, чтобы Зёма был в чем-то когда-то виноват.

— Ну, так он работает хорошо. – сдвинув брови, кивнула Татьяна. – А не любите… Вы никого не любите.

— Нет, не во мне дело. – покачал головой Сергей. – Я не один так думаю. Мне и Евгений Викторович говорил.

— Что вам говорил собственник?

— Ну, что Зёма всегда на белом коне. Он хочет быть на белом коне. Косяков по его службе – полно, но косяков у Зёмы – ровно ноль. Понимаете?

— Нет, если честно…

— Всегда виноват кто-то другой. – Сергей убрал одну руку с руля, и помахивал ей в такт объяснениям. – Сбой в производстве – виноват диспетчер, сломался станок – виноват рабочий, не починили станок – виноват наладчик, не успели в срок изготовить – виноваты снабженцы, и так далее. Зёма никогда ни в чем не виноват, всегда стрелки переводит на подчиненных или смежников.

— Серьезно? – Татьяна пристально посмотрела на Сергея, потом отвернулась и откинулась в кресло и пробормотала. – Не замечала…

— Да пофиг, неважно все это. – Сергей махнул рукой и снова поместил ее на руль.

— А что важно? – глядя в сторону, спросила Татьяна.

— Другое важно. В такие моменты, когда такие события происходят, начинаешь – точнее, вспоминаешь – что важно на самом деле.

— Вы про здоровье? Про людей? – заинтересовалась Татьяна.

— Ну да… Про людей и роли. Привыкаем к этим ролям, начинаем верить в них. Я — начальник, ты подчиненный. И как-то уже не смотришь на людей, как на людей. Знаете, как в магазине бывает – придет чувак, что-то ему не по душе, и начинает орать на кассира, или там на менеджера торгового зала. Ты мне должен! Я покупатель, ты – обслуживающий персонал. Роли распределил, и пошел, в хвост и в гриву. Ты должен мне нравиться! Вы тут все в лепешку расшибиться должны, чтобы мне понравиться! А то не куплю у вас пивасик.

— Ну, я никогда на кассиров не ору… — зачем-то начала защищаться Татьяна.

— Я тоже. – кивнул Сергей. – Знаете, почему?

— Не знаю. Потому что вы – хороший? Или хотите таким казаться?

— Нет, все прозаично. Я в магазин рядом с домом часто хожу, кассиров знаю, а потом заметил одну из них в детском саду – ребенка водит в ту же группу, что и я. А сейчас – в школу. Класс другой, но видимся постоянно. Теперь здороваемся, и в школе, и в магазине. Ну, знаете, не как у них там по инструкции положено, а по-настоящему.

— Поняла. – кивнула Татьяна.

— Ну вот. И тут также. Привыкаешь не человека видеть, а роль. Это – конструктор, он чертит чертежи. Чертила, короче…

— Вот-вот, такие шуточки и усугубляют… — улыбнулась Татьяна.

— Нет, такие шуточки, наоборот, важность снижают. – покачал головой Сергей. – Потому что показывают, где человек, а где – роль. Это – диспетчер, это – бухгалтер, это – кладовщик. Как винтики какие-то, или детали механизма. Это – подшипник, это – аккумулятор, это – руль, это – колесо. У каждого свое место и назначение. С каждым надо обращаться определенным образом, на каждого есть за что наорать. А потом – бац! – вот что-нибудь такое происходит, роль сразу пропадает, остается человек. Слабый, больной, с семьей, проблемами, детьми, кредитами, руками немытыми…

— Ой, только не начинайте про своих рукожопов опять. – скривилась Татьяна.

— Не буду. – сухо ответил Сергей. – Момент неподходящий.

— Ну да…

— Раньше, когда программистом был, все проще казалось. – продолжал Сергей. – Было, конечно, понимание ролей, но, пока ты не руководитель, тебе ведь особо ничего от людей не нужно? Ну, то есть, ты им никаких задач не ставишь, только попросить можешь. А попросить ведь только у человека можно, а не у роли?

— Да, я понимаю, о чем вы говорите. – задумчиво произнесла Татьяна. – Я эти роли не так замечаю, работа такая. Постоянно с людьми разными общаться приходится, учиться у них чему-то, про жизнь выслушивать.

— Вот-вот. – покивал Сергей. – А мы, начальники, людей перестаем замечать. И мне это не нравится – ну, в себе самом, понимаете?

— Да, понимаю. – кивнула Татьяна.

— Ну, хорошо… Давайте к Виталику заглянем, спросим, что там было?

— Давайте.

Доехав до места, сразу пошли в кабинет планово-диспетчерского отдела. Виталик сидел за компьютером, работал, нервно покусывая пальцы. Пятна крови на полу уже не было.

— Виталик! – начал Сергей. – Расскажи, пожалуйста, что тут было.

— Да я ж рассказал уже. – нервно ответил Виталик. – Чего еще?

— К ней кто-то заходил до… Ну, до этих событий всех? – спросил Сергей.

— Палыч заходил. – кивнул Виталик.

— Ну вот, говорил же вам. – обратился Сергей к Татьяне. Потом снова перевел взгляд на Виталика. – Что он ей сказал?

— Да я помню что ли? – перешел на нервный визг Виталик. – Я в наушниках сидел, музыку слушал.

— Ты давай успокойся. – строго сказал Сергей. – Не мы, так служба безопасности придет спрашивать. Все равно придется вспомнить. Ты ни в чем не виноват, просто никого, кроме тебя, тут не было.

— Ладно… — примирительно сказал Виталик. – Они о чем-то говорили, вроде довольно яростно. Потом, уже уходя, в дверях, Палыч крикнул… Щас… Что-то вроде «мне без разницы, хоть до ночи сиди».

— Ну да, в его духе… — кивнул Сергей. – Все?

— Все. – кивнул в ответ Виталик. – Она как-то сконфуженно сидела, потом кинулась работать, потом вроде кофе себе налила, выпила, потом еще… Я ей говорю – эй, Валентина Павловна, вы чего, куда столько кофе? А она как в прострации какой-то, даже не расслышала, что я спросил. Ну, потом, вот… Упала, короче. Видимо, кофе много слишком выпила.

— Мда… — задумчиво пробормотал Сергей. – Ладно, спасибо, Виталик. Но безопасники, наверное, все равно придут.

— Блин… — стух Виталик.

— Татьяна, идемте, на совещание пора.

— Да, идемте.

До переговорки дошли молча, каждый был погружен в свои мысли. Почти все руководители уже собрались, не хватало только главного инженера – того самого Зёмы.

Наконец, появился и он – буквально ворвался в переговорку, за несколько секунд до начала совещания. Это был один из его излюбленных приемов, и вообще глагол «ворваться» ему хорошо подходил. В размеренную жизнь предприятия он тоже ворвался, со своей энергией, исполнительностью и готовностью беспрекословно следовать воле руководства.

— Повестку придется скорректировать. – начала Светлана Владимировна. – Надо обсудить произошедший инцидент. Сергей, Татьяна, как там дела у Валентины Павловны?

— Нормально. – кивнула Татьяна. – Мы ее с Сергеем отвезли домой.

— Одну, что ли, оставили? – энергично, с легкой ухмылкой, спросил Зёма-Алексей.

— Нет, там ее сын дома был. – надменно ответила Татьяна. – И вообще…

— Что вообще? – нисколько не сконфузившись, спросил Алексей.

— Ты прыти-то поубавь. – прищурившись, сказал Сергей. – Твой человек головой об пол, мы помогли, скорую вызвали, отвезли, а ты тут еще претензии пытаешься высказывать. Сам-то где был?

— Никаких претензий. – пожал плечами Алексей. – Отвезли – молодцы. Надо помогать друг другу. Если с кем из ваших проблема будет, я тоже помогу.

— Упаси Господь от твоей помощи. – пристально глядя на Алексей, ответил Сергей. – Да и дождешься от тебя…

— В смысле? – с недоумением спросил Алексей. – Что за намеки?

— Никаких намеков, говорю прямо. – ответил, насупив брови, Сергей. – Что за задачу такую ты ей поставил, которую надо до ночи делать?

— Обычную задачу. – пожал плечами Алексей. – Составить таблицу бригад в привязке к оборудованию, в нужном формате.

— Почему эта задача вдруг оказалась такой срочной и важной? – не сводя глаз с Алексея, спросил Сергей. – Настолько важной, что люди у нас будут помирать, но делать ее?

— Нет… — замялся Алексей. – Никакой особой важности в задаче нет…

— Тогда почему человек в обморок упал? – продолжал Сергей.

— А я откуда знаю? – повысил тон Алексей. – Может, магнитные бури сегодня, все-таки Валентина Павловна – человек не молодой. Учту на будущее. Возможно, следует ее отправить на медицинское обследование, чтобы узнать все детали.

— Или на пенсию, досрочно, вы рады были бы. – злобно сказал Сергей.

— Что за наезды, а? Я в чем виноват? Мне дали фокус, я поставил задачу. Что я должен был ответить директору? Не дайте мне фокус, у меня люди больные?

— Фокус? – недоуменно спросила Татьяна. – Что за фокус?

— Да, что за фокус, Алексей? – поддержала Светлана Владимировна.

— Евгений Викторович так называет важные задачи. – объяснил Алексей. – Когда надо сосредоточиться на них, не отвлекаясь на остальное.

— Странно, ни разу не слышала… — нахмурилась директор. – Давно он так говорит?

— Нет, с неделю примерно. – перебил Сергей. – Это я ему рассказал.

— Что рассказал? – перевела на Сергея взор Светлана Владимировна.

— Ну, история такая есть у бизнес-консультантов. – Сергей откинулся на стуле и начал рассказывать. – Однажды, как в анекдоте, собрались трое лучших бизнесменов мира – Билл Гейтс, Уоррен Баффет, и, кажется, Джефф Безос, который владелец Амазона. Их спросили – что самое главное? Ну, для бизнесмена и бизнеса. Они подумали и ответили одно и то же – фокус. Типа, главное – выбрать что-то и сосредоточиться на нем. Евгению Викторовичу понравилось, и он теперь, видимо, не задачи ставит, а фокусы обозначает.

— Фокусники, мать их… — пробормотала Светлана Владимировна. Потом перевела взгляд на Алексея. – Алексей, я правильно понимаю, речь о задаче, которую я вам поставила?

— Да, именно о ней. – с готовностью кивнул Алексей. – Получив этот фок… эту задачу, я сразу запустил механизмы исполнения. Вы сказали, что это важно, вот я и …

— Важно, но не срочно. – перебила Светлана Владимировна, и добавила строго. – Вы понимаете разницу между важностью и срочностью?

— Конечно.

— В чем она?

— Особой разницы нет. – пожал плечами Алексей. – Любая задача от руководства – срочная и важная. Это – аксиома.

— Это твоя личная аксиома. – вступил Сергей. – На этой аксиоме держится вся твоя карьера. Поставь дурака Богу молиться…

— Алексей, еще раз. – перебила Светлана Владимировна. – Срочно – это когда четко назван срок, и по его истечению задачу можно уже не решать.

— Светлана Владимировна… — задушевным голосом начал Алексей. – Для меня любая задача от вас – срочная и важная. Я не буду копаться, выяснять, можно ли ее потом сделать, отложить, перенести. Вы сказали – я делаю. И вообще, разве это не очевидно? С каких пор исполнительность стала пороком?

— Считайте, что с сегодняшнего дня. – строго ответила директор. – Мне не нужна тупая исполнительность, особенно от топ-менеджеров. Это ясно?

— Да, понял, хорошо. – с готовностью ответил Алексей. – Я не против корректировать свою систему управления.

— Ну как так можно! – возмутилась вдруг Татьяна. – Алексей, ну что вы такое говорите? Как можно такие понятия в одно предложение ставить?

— А что не так, Татьяна? – опешил Алексей. Остальные, впрочем, тоже не ожидали такой реакции от Татьяны.

— У меня прям перед глазами картина стоит. – продолжала Татьяна, начиная краснеть от возмущения и всеобщего внимания. – Лежит Валентина Павловна на полу, в луже крови, а сверху стоит Алексей и задумчиво говорит – мда, надо внести какие-то корректировки в мою систему управления. Это человек! Живой, настоящий, понимаете?

— Прекрасно понимаю. – кивнул Алексей. – Только, кроме людей, есть еще задачи.

— И фокусы. – недобро улыбнулся Сергей.

— Да хоть фикусы. – с вызовом ответил Алексей. – Как шеф скажет, так и будем говорить.

— Так, прекратили базар. – хлопнула по столу ладонью Светлана Владимировна. – Ошибку обсудили, впредь не будем допускать. Я с себя ответственности не снимаю – я тоже виновата, неправильно поставила задачу, не объяснила, не донесла, как и когда ее надо делать. Буду внимательнее. Все, переходим к следующему пункту повестки.

— Погодите, мне кажется, вопрос еще не исчерпан… — вступил Сергей.

— Сергей… — Светлана Владимировна подняла брови и уставилась на Сергея, будто на что-то намекая.

— Что?

— Вам лучше прекратить обсуждение этого вопроса. – спокойно и размеренно сказала Светлана Владимировна.

— Почему? – нахмурился Сергей. – Потому что вы – директор?

— Нет. – все так же спокойно ответила Светлана Владимировна. – Уверяю вас, так будет лучше.

— Да? Почему это? – пожал плечами Сергей. – Думаете, я боюсь с вами поспорить?

— Нет, вы забываете… — начала было Светлана Владимировна, потом на несколько секунд задумалась, словно принимая какое-то решение. – Ладно. Вы помните, почему мне понадобилась таблица привязки бригад к оборудованию?

— Нет. – коротко ответил Сергей. Через секунду на его лице вдруг появилось сомнение, потом мелькнула тень страха. – Вы… Это с планированием связано?

— Да, с планированием. – кивнула Светлана Владимировна. – Теперь вспомнили?

— Да. – сконфузился Сергей. – Я понял.

— А я не понял. – вступил Алексей. – Расскажите, Светлана Владимировна.

— Да проехали… — картинно махнул рукой Сергей. – Давайте следующий вопрос.

— Нет уж, почему… — наигранным тоном сказала Светлана Владимировна. – Вы же хотели до конца разобраться, вот и разберемся.

— Ладно, разбирайтесь. – картинно пожал плечами Сергей.

— Сергей доработал систему планирования производства, чтобы она учитывала квалификацию бригад. – Светлана Владимировна перевела взгляд на коллег, и объясняла уже всем присутствующим. – Мы давно ждали этого решения – сами знаете, как сильно наше производство зависит от квалификации рабочих и мастеров. Для запуска, как мне объяснил Сергей, и нужна была эта привязка – ее надо внести в программу, чтобы система заработала. Помните, что вы мне сказали, Сергей?

— Что сказал? – с вызовом спросил Сергей. – Что нужно привязку сделать?

— Нет. Вы сказали, цитирую: надавите на нужные рычаги, чтобы появилась эта привязка. Как только получим привязку, система заработает.

— Ну да, сказал… — замялся Сергей – Но я же…

— Что «я же»? – на повышенных тонах спросил Алексей. – Только сидел тут, Д’Артаньян, распекал всех, что задачи как-то не так ставят, а сам?

— Что сам? – начал защищаться Сергей. – Я, что ли, Валентину Павловну до обморока довел?

— Ну а кто? – крикнул Алексей. – Ты же придумал эту задачу, ты обозначил срочность и важность.

— Запомнил, гляди-ка… — злобно прошипел Сергей сквозь зубы.

— И тебе советую запомнить. – Алексей показал указательным пальцем на Сергея. – В том числе, запомнить, что не стоит людей в чем-то обвинять, не разобравшись. А то больно много ты стал нотаций нам читать, господин директор по развитию. У самого-то, рыльце в пушку?

— Так, все, хватит. – устало сказала Светлана Владимировна. – Мне очень неприятен этот разговор. Все виноваты, в том числе и вы, Сергей.

— Я не виноват… — крикнул Сергей. – Я прав! И в данной ситуации, и вообще!

— О как тебя зацепило… — ухмыльнулся Алексей. – Как всегда, боишься оказаться не самым умным? С коня своего белого слезть?

— Ты один у нас на коне ездишь, и людей им давишь, кавалерист херов. – ответил Сергей, не глядя на Алексея. – Я просто задачу попросил решить, чтобы дело двинулось, потому что…

— Потому что гладиолус. – ответил Алексей старой КВНовской шуткой. – Сиди уж, помалкивай.

— Коллеги, хватит. – еще раз хлопнула по столу ладонью Светлана Владимировна. – Сергей, ваша вина есть, и точка.

— Нет, не точка. – вспылил Сергей. – Так, если идти по цепочке причин и следствий, можно всю компанию в любом косяке обвинить! Неужели вы этого не видите? А? Давайте дальше цепочку продолжим, раз такой разговор зашел? Нафига я эту систему делал? Чья идея?

— Моя, наверное. – замялась Светлана Владимировна.

— Не наверное, а точно. – кивнул Сергей. – Вы решили, что система планирования недостаточно хороша. Попросили меня доделать. Я, по старой памяти, вернулся в область ИТ и доделал. А вас кто надоумил систему улучшать?

— Да вроде никто…

— Нет, вам наверняка собственник на душу капал, он это умеет! – продолжал Сергей. – Опять какие-то показатели ему не понравились, или про бережливое производство начитался, и решил, что надо планировать более точно.

— Ну, может быть… — сконфуженно сказала Светлана Владимировна. – Только давайте Евгения Викторовича сюда приплетать не будем.

— Давайте, чего ж нет. – пожал плечами Сергей. – Только во всей этой цепочке никто в обморок не падал, все было чинно и спокойно! Понимаете? Какая разница, кто придумал задачу, кто фокус дал, кто делал, если на ее конце стоит чувак, которого хлебом не корми, дай только выслужиться?

— Слушай… — недобро сказал Алексей.

— Нет, это ты слушай! – крикнул Сергей. – Задолбал ты уже! Хоть раз в жизни признай свою вину! Сволочь ты, а не начальник!

— Сергей, хватит. – строго сказала Светлана Владимировна. – Да, Алексей перегнул палку. Но его деловые качества обсуждать не стоит. Он – прекрасный руководитель, особенно в части исполнения стратегических задач и достижения целей предприятия. Я уверена, он учтет на будущее, и станет более гибким.

— Куда уж гибче! – всплеснул руками Сергей. – Итак в жопу без мыла залезет.

— Хватит! – вскричала Светлана Владимировна. – Все, капуста!

Слово «капуста» было условным сигналом к немедленному прекращению любого обсуждения. Применялось редко, и за продолжение обсуждения после его произнесения был строгий штраф – немедленное удаление хулигана со встречи. Сергей замолчал, и началось обсуждение остальных вопросов повестки.

После совещания Сергей угрюмо брел по коридору, в направлении своего кабинета, когда его догнала Татьяна.

— Сергей, вы как? – спросила она, внимательно заглядывая Сергею в глаза.

— Нормально. – пожал плечами Сергей, остановившись. – А вы?

— Не знаю, как-то вся в эмоциях… — ответила Татьяна.

— Как думаете, кто прав? – спросил Сергей.

— Не знаю, если честно. – Татьяна потупила взор, и уставилась на свои туфли.

— В смысле, не знаете? – нахмурился Сергей. – Я же прав, это очевидно.

— Вам действительно так важно, кто прав? – Татьяна подняла глаза и посмотрела на Сергея в упор.

— Нет, ну не то чтобы… Это не самоцель. – немного сконфуженно начал объяснять Сергей. – Но это важно, потому что это система ценностей. Пока такие, как Зёма, безнаказанно творят все, что заблагорассудится, в угоду своим личным интересам, и, главное, пока остальные смотрят на это сквозь пальцы, ничего не поменяется в компании.

— Почему сквозь пальцы? – спросила Татьяна. – Вроде Светлана Владимировна сказала, что Алексей не прав, и ему надо скорректировать стиль управления.

— Ну вот опять… — вздохнул Сергей. – И вы туда же. Это пустая, ничего не значащая формулировка! Понимаете? Ну, как по телевизору часто бывает, когда осуждают какого-нибудь политика. Вроде он – законченный негодяй, проворовался, ни черта не делает, город у него завален мусором и задымлен выхлопными газами, а про него что говорят?

— Что? – как-то отстраненно спросила Татьяна.

— Да, есть определенные трудности, надо внести коррективы, но в целом – это грамотный управленец, с богатым опытом решения трудностей разного характера. Никогда, никто не назовет его теми словами, которых он заслуживает. И все остается на месте. Ну, разве не так?

— Не знаю я… — пожала плечами Татьяна, глядя в сторону. – Вроде, правильно вы говорите, но…

— Что?

— Не знаю… Как-то это… Не от мира сего, что ли…

— Я не от мира сего? – округлил глаза Сергей.

— Ну да… — замялась Татьяна. – Алексей, в общем, прав, когда говорит, что есть люди, а есть задачи. Помягче, конечно, надо, но…

— Что «но»?

— Но карьеру тоже надо делать, а на мягкости ее не построишь.

— Вы…. Татьяна, вы ли это?

— Я. – Татьяна, наконец, подняла глаза и посмотрела на Сергея. – Мне кажется, вы излишне драматизируете, Сергей.

— Понятно. До свидания, Татьяна.