Корпоративный чатик

— Друзья! Вы перелезли через стену, и стали командой мечты! – восторженно говорил Евгений Викторович. – Отныне вы никогда не будете работать так, как раньше! Только вместе, плечом к плечу, невзирая на трудности и невзгоды!

Энтузиазм собственника пока не передался руководителям, собравшимся в ресторане отеля. После преодоления стены люди были уставшими, помятыми какими-то. Некоторые остервенело чистили одежду, пиджаки и брюки, испачканные пылью за три часа возни.

— Но стена – это только начало! – продолжал собственник. – Ведь нам нужна не только большая, дружная команда, но и хорошие, теплые, искренние отношения между всеми вами. Мы не можем пускать на самотек личные отношения, поэтому – прошу!

И собственник показал рукой на столы. В отличие от предыдущих посещений этого ресторана, сегодня столы стояли не вразброс, а двумя длинными рядами, как на свадьбе. Но главным отличием были ложки и вилки, которых… Не было.

Люди, восприняв жест собственника, как приглашение, начали потихоньку двигаться в сторону столов.

— Постойте! – крикнул Евгений Викторович. – Ничего не замечаете? Там же ложек нет, как вы собрались кушать?

Люди остановились – тупо, как стадо коров по щелчку кнута пастуха. Никто ничего не спрашивал, не говорил, даже выражения лиц не поменялись. Просто остановились и ждали, что будет дальше.

— А ложки я вам сейчас раздам! – сказал Евгений Викторович и пошел к стене.

У стены стоял большой черный пакет, высотой примерно в метр, обвязанный скотчем. Некоторое время собственник возился, открывая пакет и, наконец, достал ложки. Весьма необычные.

Прежде всего, удивительной была их длина – около метра. Приглядевшись, Сергей понял, что ложки – самые обычные, просто прикреплены к деревянным палкам тонкой стальной проволокой.

— Прошу, прошу, друзья! – крикнул собственник. – Разбирайте ложки!

Простая команда была исполнена быстро – все подошли и взяли себе по ложке. Начали их рассматривать, вертеть в руках, пробовать на прочность проволочное соединение.

— Теперь вот что. – продолжил Евгений Викторович. – Ксения, где список?

Молодая симпатичная девушка, офис-менеджер, резво подскочила к собственнику, порылась в своей бездонной сумке и извлекла оттуда сложенный пополам листок бумаги. Отдала Евгению Викторовичу, и заняла свое место в толпе.

— Чую неладное… — тихо сказал Сергей, вертя ложку в руках. Подумав еще несколько секунд, сказал уже громче. – Евгений Викторович, а можно мне не обедать? Я вообще никогда не обедаю, у меня такой режим.

— Чего? – удивился собственник. – Какой такой режим?

— Ну обед же – это зло, все силы организма отвлекаются на переваривание, и эффективность работы резко падает. Я не смогу быть полезен во второй половине дня, если пообедаю.

— И что, нам теперь тоже голодом сидеть? – вступила Марина. – Раз силы организма отвлекаются…

— Не, это только меня касается. – ответил Сергей. – Ну правда, не хочу.

— Надо, Сергей. – твердо сказал собственник. – Это не простой обед, а командообразующий. Все, возражения не принимаются. Если это прям большая проблема, съешь хотя бы салатик.

— А его не Ксения готовила? – озабоченно спросил Сергей. Стоявшая рядом Татьяна незаметно ткнула его локтем под ребра.

— Хм, а какая разница? – нахмурился Евгений Викторович. – Но вообще нет, все готовили в ресторане.

— Хоть на том спасибо… — пробурчал Сергей.

— Так, ну что, все? – спросил собственник, обращаясь к толпе. – Больше никого нет на диете, с язвой или энурезом?

Тишина ответила, что нет.

— Так. – Евгений Викторович развернул листок. – Выстраиваемся в две шеренги, друг напротив друга. Но не в хаотичном порядке, а так, как скажу я, чтобы образовались пары. Первая пара – Сергей и Марина.

— Блиииин… — простонал Сергей. – Почему Марина?

— Потому что вы, как кошка с собакой. – улыбнулся Евгений Викторович. – А после этого обеда будете, как… Кошка с кошкой.

Сергей понуро, шаркая ногами, встал напротив Марины, которая ехидно улыбнулась и нежно, но игриво сказала: «Мяу, мой котик!». Сергей поспешно отвернулся в сторону.

Евгений Викторович зачитал весь список, и толпа усердно выстроилась так, как надо.

— Итак! – хлопнул в ладоши радостный собственник. – Я хочу, чтобы сегодня вы заботились друг о друге, как это делают мамы со своими детьми, или пожилые, любящие друг друга бабушки и дедушки. Вы будете кормить друг друга с ложечки.

Собственник замолчал, переводя взгляд с одного руководителя на другого. Когда домотал до конца шеренги, и не увидел никакой реакции, продолжил.

— Покормить с ложки – несложно, поэтому – не особо интересно. А вот покормить метровой ложкой, сидя с другой стороны стола – это реальная забота, которая заставляет напрягать все силы, вкладывать душу в то, что делаешь. Правила просты. Один ест, другой кормит. Тот, кто ест, не может ничего трогать руками – ни ложку, ни тарелки, ни стол. Понятно?

Тишина снова ответила, что все понятно.

— Ну тогда прошу к столу! Очередность определите самостоятельно. Сначала ест один из пары, потом – второй.

Люди начали рассаживаться. Первые несколько минут никто не решался начать кормёжку, лишь озирались друг на друга. Но, когда пауза стала неловкой, кушать все-таки начали.

Точнее, не кушать, а кормить, т.е. выполнять активное действие. Черпали ложкой салат, и пытались попасть в открытый рот своего напарника. Сделать это было проблематично – ложка длинная, трясется, еда падает на стол и одежду. Появились первые поросячьи мордочки – кому попали ложкой в щеку, кому в лоб, кто-то даже носом в салат клюнул.

Постепенно все поняли, что надо сменить активное начало – переместить его от кормящего к едоку. Ложкой зачерпывать еду, поднимать и держать максимально ровно, не пытаясь попасть в рот. А едок просто хватает ложку ртом, как птичка рябину с дерева.

Теперь процесс пошел быстрее и безопаснее. Хотя, зрелище, конечно, было отвратительным – широко открытые рты, в которых виднелся язык, зубы и кариес. Но, как и в игре со стеной, людям было уже без разницы – лишь бы это побыстрее закончилось.

Обед состоял из трех блюд – салат, суп и картофельное пюре с котлетой. С салатом справились быстро – он был надежно скреплен уже подсохшим майонезом. Дольше всего возились с супом – как ни старайся, он все время проливался на скатерть.

Когда дошло до второго, сразу нашлось множество вегетарианцев, отказавшихся от котлеты. Заодно и от картофельного пюре – оно было, как в турецких и египетских отелях, не из картошки, а из пакета. Разумеется, отказывались не из-за вкуса.

— А компот тоже ложкой черпать? – спросил Сергей, когда скормил Марине все, что стояло на столе. – И еще с хлебом трудности…

— Я хлеб не ем! – сказал Марина, дожевывая котлету.

— Действительно… — нахмурился Евгений Викторович, ходивший вдоль столов и не принимавший участия в обеде. – Ладно, сделаю вам поблажку – компот можно взять рукой и выпить.

— Не, а давайте ложкой! – улыбнулся Сергей. – Это ж такой челлендж будет!

— Ну, как хотите. – пожал плечами собственник. – Давайте каждая пара сама решит, как быть с компотом.

— Наша пара решила взять компот руками. – строго сказала Марина. – Итак блузку не отстирать от свеклы…

— Скучная ты. – сквасился Сергей. – Стрелять, так стрелять…

— Отстрелялся уже. – съехидничала Марина. – Неделя тебе осталась.

Когда обед закончился, выстроилась очередь в туалет – все хотели умыться. Сергей в очередь не вставал – обошелся салфетками со стола.

— Сергей. – раздалось сзади.

— А? – обернулся Сергей. – Кто меня зовет?

Позади стояла Ольга. Во время обеда она сидела в углу зала, и кушала обычной ложкой, в гордом одиночестве.

— Пойдем, поговорим. Сейчас как раз перерыв.

— А я это…

— Давай-давай, не тушуйся. – Ольга взяла Сергея за рукав и повела в сторону. – Не съем.

Сергей повиновался. Вышли из ресторана, побродили по коридорам, и, наконец, остановились в лобби отеля. Никого, кроме девушек на ресепшн, в лобби не было, поэтому можно было спокойно поговорить. Сергей уселся на диван, Ольга заняла место напротив. Между ними стоял небольшой журнальный столик со стеклянной столешницей.

— Так, давай сразу подружимся. – начала Ольга. – Будем говорить, как айтишник с айтишником.

— Вы – айтишник, что ли? – нахмурился Сергей. – Я думал, бизнес-тренер.

— Давай на «ты», ок? Так проще и быстрее.

— Ладно, делов-то. Ты – айтишник?

— Да. Работаю в компании… (тут Ольга произнесла название, известное всему российскому ИТ-сообществу).

— Охренеть… — искренне удивился Сергей. – Моя личная почта у вас крутится уже лет пятнадцать…

— Скажи адрес, почитаю. – улыбнулась Ольга.

— Не… А вы… Т.е. ты там кем?

— Вообще, я в совет директоров вхожу. Должность называть не буду, это не так важно.

— А сюда, в Челябинск как попала?

— Коля же сказал, ему меня на MBA рекомендовали. Я там курс читаю. Так и познакомились. Пригласил фасилитировать и модерировать вашу стратегическую сессию.

— Чего делать?

— Фасилитировать. Только не говори, что не слышал такого. Скрам, эджайл, нет?

— Это знаю, а фасили… Как?

— Фасилитировать. – медленно, четко произнесла Ольга. – Облегчать, организовывать, упрощать работу команды, чтобы она быстрее достигала своих целей.

— То есть ты нас вот это, фасилитировала?

— Да. Я и в компании этим занимаюсь – и сама фасилитирую, и других обучаю – скрам-мастеров.

Сергей замолчал, потом, ни с того, ни с сего, широко улыбнулся.

— Чего? – спросила Ольга.

— Да анекдот вспомнил… — сказал Сергей, и улыбнулся еще шире. – Ты в Челябинске поосторожнее с такими словами.

— Почему? Суровые челябинские мужики? Их нельзя фасилитировать?

— Да так я… Ладно.

— Что за анекдот-то?

— Ужасно пошлый, не буду рассказывать.

— Да ёпт… Давай, раз заикнулся.

— Ладно. Поле брани, кучи поверженных врагов, на холме стоит Илья Муромец. Держит ладонь козырьком, оглядывает окрестности – не скрылся ли еще где вражина? Тут видит – бежит кто-то, мелкими шажками, сутулый, тощий. Подбегает тот дохляк к Илье Муромцу. Кто таков будешь? – спрашивает Илья. Сутулый отвечает – журналист я, можно у вас интервью взять? Илья спрашивает – чего взять? Ну интервью… — отвечает журналист. Илья смотрим на него пристально, оглядывает с головы до ног, потом говорит – лико чё, како слово выдумал… Ну на, пососи.

Ольга так звонко рассмеялась, что напугала девушек с ресепшн. Сергей даже покраснел.

— Ладно, учту, на будущее. – сказала она, отсмеявшись. – Челябинских мужиков не буду фасилитировать, а то не так поймут, еще утащат в пещеру и заставят… Ну ты понял. Сергей смущенно молчал.

— А ты сам – местный? Тоже, суровый челябинский мужик?

— Не, я еще суровее.

— Почему? Откуда ты?

— Оттуда, где волки срать боятся. Из Курганской области.

— Это где? Погоди, Курганская область…

— Вот-вот, лучше и не знать. Никогда туда не езди, если жить хочешь.

— А что там не так?

— Проще перечислить, что там так – пальцев одной руки хватит.

— Ну а все-таки…

— Урановые рудники, захоронение химического оружия, река Теча, до сих пор огороженная колючей проволокой.

— Что за река? Почему огорожена?

— В нее стекли отходы радиоактивные после аварии на Маяке. Бахнуло в Челябинской области, а вся вкуснятина досталась Курганской.

— А, ясно.

— Ну и в довесок – почти полное отсутствие промышленности, убитое сельское хозяйство и поголовное пьянство.

— А хорошего чего?

— Природа. Там, где нет рудников и хим.оружия. Промышленности нет, поэтому никто ничего не загрязняет. Дикая, первобытная красота. Когда туда еду на машине, всегда встречаю косуль. В челябинской ни разу не видел. Ладно, хватит про меня. Ты чего хотела обсудить-то?

— А, да… — Ольга встрепенулась, собралась и продолжила. – Ты чего так к командообразованию относишься? Ну, исключая фасилитацию. Ладно там ваши мужики суровые, производственники и тому подобные, ну а ты-то, айтишник, должен понимать, насколько это важно и действенно?

— Так я и понимаю. Насколько это не важно и бездейственно. Игры эти работают только для идиотов, которые, ввиду своей ограниченности, не умеют различать реальность и вымысел.

— Поясни…

— Здравствуй, социальная шизофрения… Слышала такую фразу?

— Где-то да… Откуда это?

— Был такой, Мистер Фриман. В одном из роликов рассказывал про то, как по-разному ведут себя люди, в зависимости от обстановки. Ну, типа на работе – на задних лапках, в кафе с друзьями – весело и с надутыми щеками, а дома – спят, храпят, пердят и пускают слюни. Ну и типа вот дома, на своем койко-месте, они по-настоящему настоящие.

— Надо будет пересмотреть… Ну, и что из этого-то?

— А то, что социальная шизофрения – это не только зло, но и добро. Она работает, как самозащита человека от всякой ереси, вроде ваших игр. Обычный шизофреник считается больным потому, что не различает реальности и иллюзии, а социальный – очень даже различает. И это хорошо.

— Почему?

— Потому что иначе он пришел бы на работу, и стал ползать через стены, или кормить всех подряд с метровой ложки. Все понимают – это просто игра. Ну, как дети маленькие. Помнишь такое слово – понарошку?

— Конечно.

— Взрослые это слово забывают, а суть его – нет. Пришел домой – ты один человек, настоящий. Жрать варишь, полы моешь, в магаз ездишь, с детьми гуляешь. Пришел на работу – ты другой человек. Все, что двигало тобой дома, на работе не действует, потому что работа – это игра такая. Если играть правильно, то будут платить деньги. Если совсем правильно, да с читами, или стероидами карьерными, то зарплата расти будет.

— С чем? Карьерными стероидами? Это чего?

— Книга такая есть, в интернете. Почитай, интересно. Хотя, ты ж в совете директоров, тебе, наверное, не надо.

— Щас, погоди, запишу. – Ольга взяла телефон и чего-то там нацарапала. – Ок, а игры тут причем?

— А это еще одна личность социального шизофреника. Вот с утра мы сидели, делали вид, что придумываем стратегию развития предприятия. Это – одна игра. Потом стали ползти через стену – это другая игра. Сейчас вот кормили друг друга метровыми ложками – опять игра. Три личности перебрал каждый, три аватара.

— То есть они отдельные, так, получается?

— Ну да. Какая-то диффузия есть, разумеется – что-то перетекает из личности в личность, из роли в роль, но в целом они – изолированные. Иначе человек с ума сойдет, если начнет дома устраивать презентации с проектором, на работе – мыть полы, а во время игры сядет срать.

— Метафоры у тебя… — улыбнулась Ольга.

— Да знаю… Но так, вроде, доходит лучше.

— Ну да… Так что, все это было зря? Сегодня, в смысле? Диффузии не произойдет?

— Нет, конечно. Никто никогда не кинется применять методы и опыт, полученный в игре, где-нибудь на своем рабочем месте. Работа – отдельно, игра – отдельно. Ну, как, не знаю… Боксеры профессиональные. На ринге метелят друг друга, кровища летит, а после боя – улыбаются, обнимаются, желают удачи в следующих боях. В драку больше не лезут… Ну, кроме некоторых, как его там зовут…

— Я поняла, о ком ты. Звучит, конечно, убедительно, но как-то…

— Можно проверить.

— Как? – оживилась Ольга.

— Щас… — Сергей достал из кармана телефон. – Вот перелезли через стену, покормили друг друга – все теперь друзья и братья, так?

— По задумке – да.

— Вот и проверим. Есть у нас чатик корпоративный в вацапе, сейчас открою… Вот, смотри.

— Что смотреть?

— Видишь, сообщений непрочитанных нет? Для чистоты эксперимента.

— Ну, отдыхают же все.

— Ок, не будем мешать. Так… Через флакон попробуем.

— В смысле? Пить будем?

— Нет. Погоди.

Сергей свернул вацап, и открыл в браузере какую-то страницу, заполненную разномастными диаграммами, разноцветными таблицами и надписями.

— Эт чего? – Ольга наклонилась вперед, через столик, и уставилась в смартфон Сергея.

— Флакон. Ну типа показатели работы компании в реальном времени.

— Наш?

— В смысле ваш?

— Ну это наш сервис? Компании XXX?

— Нет, не ваш.

— А чей? YYY? (Ольга произнесла название другой очень известной российской айтишной компании).

— Нет, это самопал. Погоди, не отвлекай.

— А можно мне тоже посмотреть? – не унималась Ольга.

— Ну сиди, смотри, я же не отгоняю тебя…

— Нет, на моем смартфоне. Погоди… — Ольга взяла свою сумку, порылась в ней и достала планшет с яблоком. – Дай ссылку, я на планшете гляну.

— Там конфиденциальная информация.

— Копать мои помидоры, нужна мне ваша информация…

— Но, тем не менее… Хром есть?

— Да.

— Запусти в инкогнито.

Когда Ольга запустила браузер, Сергей взял его в руки, вбил адрес, логин, пароль и, дождавшись появления графиков и таблиц, отдал его Ольге.

— Вообще да, так даже интереснее. Я сейчас изменения внесу, ты их сразу увидишь.

— Да-да, давай. – сказала Ольга, не поднимая головы от планшета.

Сергей открыл в браузере другую вкладку, зашел в какую-то консоль, порылся, открыл документ и начал исправлять цифры.

— Чего делаешь? – не глядя, спросила Ольга.

— Цифры здесь берутся напрямую из коуча, а в него попадают из информационных систем предприятия. Периодичность обмена – 10 минут. Я вижу, что обмен прошел только что, значит следующий – через 10 минут. Я исправил некоторые цифры прямо в коуче, видишь?

— Данные обновлены написано… Так, чего… Ой, покраснело все.

— Да. Было желтое и зеленое – ну, типа все нормально или на грани, а теперь – красное, т.е. все плохо. Ну, не все прям, а некоторые внутренние процессы. Вот теперь подождем.

Сергей заблокировал смартфон, и положил его на журнальный столик. Ольга оторвалась от планшета, и с интересом уставилась на Сергея, иногда переводя взгляд на смартфон. В полной тишине прошло минуты две-три, как вдруг смартфон Сергея завибрировал, и светодиод замигал белым вацаповским сигналом.

— Ну, понеслась… — сказал Сергей, взял в руки смартфон, разблокировал и открыл вацап.

— Что там?

— Подсаживайся ближе, читай.

Ольга обошла вокруг столика и плюхнулась на диван рядом с Сергеем. Тот поковырялся в настройках смартфона, нашел опцию автоматического отключения дисплея, перевел в режим «никогда», и положил аппарат на столик.

Содержимое чатика быстро пополнялось.

Алексей: Марина, что опять на ОТК за проблема? Марина: Что за проблема? Алексей: Во флаконе посмотри. Марина: Алексей, я сама разберусь, что и где мне смотреть. Говорите прямо. Алексей: Пророченная проверка. Опять детали зависли на ОТК, а вечером отгрузка. Марина: Ничего нигде не зависло, хватит на меня наговаривать! Достали уже! ОТК – самая дисциплинированная служба, всегда соблюдает сроки! Дмитрий: Еще кому расскажи… Дисциплинированные они. Марина: Тебя спросить забыли. Алексей: Да, Дмитрий, ты бы помалкивал. Дмитрий: А чего мне молчать? Я из-за этого ОТК чуть клиента не потерял в прошлом месяце. Евгений: Так, прекратить базар! Марина, требую немедленно разобраться с проблемами на ОТК. Задержка отгрузок недопустима. Я миндальничать не стану, меры будут самыми жесткими!

Внезапно Сергей подался вперед, взял смартфон и начал печатать сообщение.

Сергей: Друзья, давайте быть добрее! Проблема на ОТК – всего лишь очередная стена, через которую нам нужно перелезть! Марина: Извините, конечно, Евгений Викторович, но я устала от необоснованных претензий! Я готова понести наказание, если ОТК действительно в чем-то виноваты, но разговаривать с собой в таком тоне не позволю никому! Дмитрий: Какого тона ты достойна, в таком с тобой и разговаривают. Алексей: Дмитрий, хватит, не подмазывайся, как шакал. Дмитрий: Шакал, говоришь? Ну, приди ко мне еще… Евгений: МАРИНА!!! ЭТО ОТГРУЗКА!!! КАКОЙ ТОН, К ЧЕРТЯМ СОБАЧЬИМ!!! Сергей: Друзья, не ссорьтесь, пожалуйста! Вспомните, чему мы сегодня научились! Как мы кормили друг друга метровыми ложками, смеялись и вытирали салфетками суп с лица! Евгений удалил Сергея из чата.

— Твою мать. – с улыбкой произнес Сергей. – Финала-то не увидим… Хотя…

Сергей вскочил, и выбежал из лобби на улицу. Через минуту вернулся, но не один, а с Татьяной.

— Давайте, Татьяна, скорее, смартфон на стол. – нетерпеливо сказал Сергей.

— В смысле? Это ограбление?

— Нет, хотим узнать, что там в нашем чатике происходит.

— А что там происходит? Я и не знаю, у меня уведомления отключены.

— Давайте уже!

Татьяна послушно достала смартфон, открыла вацап, Сергей отмотал до того места, где его удалили.

Марина: А чего Сергея удалили? Евгений: Да достал уже. Нашел время сопли распускать. Дмитрий: Так он вроде дело сказал. Евгений: Тебя тоже удалить? Дмитрий: Как хотите… Евгений удалил Дмитрия. Алексей: С Сергеем правильно, все равно удаляется. Надо будет – добавим обратно. Евгений: Марина, что с ОТК? Я требую решить вопрос немедленно! Марина: Мне нужна помощь Алексея. Евгений: Это ваша зона ответственности, решайте вопрос самостоятельно. Иначе я поставлю вопрос о ваших компетенциях. Марина: Понятно, спасибо. Сейчас решу. Алексей: Немедленно, Марина. Скоро машина под погрузку встанет, а после ОТК еще упаковать надо. Марина: Погодите… Евгений: Нельзя ждать! Решайте вопрос! Марина: Данные обновились во флаконе. Алексей, где ваша проблема? Алексей: Сейчас гляну. Алексей: Да, странно, задержка ушла. Евгений: Марина, вы решили вопрос? Марина: Выходит, что так. Или сбой какой-то был. Евгений: Сергей, тебе вопрос. Был сбой? Марина: Вы его удалили из чата. Евгений добавил Сергея. Сергей: Да, сорян, сбой был, все хорошо уже. Евгений: ок. Марина: ок. Алексей: Как достали уже ваши сбои… Сергей: Кого откуда достали? Евгений удалил Сергея из чата.

— Ну и что это было? – спросила Татьяна, забирая свой смартфон со стола.

— Имитация реальной проблемы. – улыбнулся Сергей. – И демонстрация навыков команды.

— Мда… — задумчиво произнесла Ольга. – Показательно, спасибо.

— Обращайтесь.

— Слушай, а это интересно. – продолжала Ольга. – Надо будет упражнение для тренинга придумать, подобного плана. Ну, чтобы люди как бы реальную проблему решали, в виде игры. Только, чтобы не знали, что это игра.

— Тебя после такой игры так отфасилитируют, что до дома не дойдешь. – улыбнулся Сергей.

— Посмотрим. – улыбнулась в ответ Ольга. – Ладно, пошли дальше стратегию делать.