Очная ставка

— Итак, Титаник сгинул. – начал Семен. – Потонул в темной пучине. Я, как владелец, не могу с этим просто так смириться.

— Оно и понятно! – воскликнул Петр.

— Попрошу не перебивать. – строго сказал Семен. – Я с вами, Петр, уже побеседовал, вы высказали свою версию. С вами, Геннадий, я тоже поговорил.

— Я вам все уже рассказал. – неуверенно вступил Гена. – Что от меня еще нужно?

— Ваши версии не сходятся. – пожал плечами Семен. – Геннадий винит Петра и его ближайших помощников. Как вы там сказали? Верхи?

— Да, верхи. Рыба гниет с головы. – кивнул Гена.

— Какая еще нахрен рыба? – возмутился Петр.

— Так, стоп! – хлопнул по столу ладонью Семен. – Тихо! Вопросы здесь задаю я! Это моя собственность канула в лету! И я разберусь, кто в этом виноват! Я устраиваю вам очную ставку!

— А разве это не очевидно? – набрался смелости Гена. – Что бы там, внизу, не происходило, виноват всегда тот, кто наверху.

— В общем и целом да. – кивнул Семен, немного успокоившись. – Мне, конечно, было бы удобнее просто обвинить во всем Петра, нашего капитана. Но у меня, кроме Титаника, еще есть кому бороздить просторы океанов, красных и голубых, и моя первейшая, важнейшая цель – понять истинные причины, чтобы не допустить подобного развития событий.

— Совершенно верно! – поддержал Петр. – Как бы то ни было, утраченного не вернешь, и нам остается…

— Нам? – понял брови Семен. – Причем тут вы, вообще?

— Ну как же… — засуетился Петр. – А разве…

— Не «разве», уважаемый. – нахмурился Семен. – Вопрос о том, за штурвал чего вы теперь встанете, еще далеко не решен. Так что сидите, и помалкивайте, пока я не задам вам вопроса.

— Извините, конечно, но если… — подался вперед Петр.

— Никаких «если». – твердо ответил Семен. – Город у нас маленький, портовый. Всех владельцев я знаю лично. Если вздумаете перейти к кому-то другому, я вам такую репутацию обеспечу, что будете пирс подметать. Это ясно?

— Ясно. – улыбнулся Петр. – Как пожелаете, Семен Аркадьевич.

— Это и вас касается, Геннадий. – Семен сделал вид, что не заметил иронии. – Понятно?

— Понятно. – пожал плечами Гена, успевший немного успокоиться. – Только мне насрать.

— Чего?

— Я уйду в другую отрасль. – улыбнулся Гена. – На судоремонтный завод. У меня там знакомый работает начальником, обещал меня взять к себе.

— И чем же вы там заниматься будете, позвольте спросить? – улыбнулся в ответ Семен.

— Оборудованием, как и здесь. – пожал плечами Гена. – Какая разница-то? Что на Титанике, что на заводе – везде оборудование, провода, электричество. Мне без разницы.

— Кстати, об оборудовании. – Семен начал ворошить бумажки, лежавшие на столе. – Так, где оно… А вот! Ваше донесение о проблемах с оборудованием. Так?

— Так. – ответил Гена, присмотревшись к бумагам. – Я его составил, когда обнаружил проблемы. Нужно было докупить…

— Стоп. – поднял ладонь Семен и обратился к Петру. – Петр, вы видели эту бумагу?

— Нет, впервые вижу. – яростно замотал головой Петр. – Гена, что это?

— Ну там с электричеством проблемы были. – неуверенно ответил Гена. – Я все, что мог, сделал, но нужен был стабилизатор.

— А почему я узнаю об этом только сейчас?! – вскричал Петр. – Ты что, тварь, утаил от меня проблемы с оборудованием?

— Я…Я… — Гена начал заикаться.

— Что я? – кричал Петр. – Головка от буя!

— Так, тихо. – строго сказал Семен. – Гена, почему бумажка не дошла до капитана?

— Я…

— Сука ты! – крикнул Петр и отвернулся, не в силах сдерживать эмоции.

— Тихо, я сказал! – повысил голос Семен. – Гена, отвечай.

— На эти бумажки никогда не было реакции. – тихо пробормотал Гена. – Я давно на Титанике работаю, и знаю…

— Чего ты там знаешь, гнида? – Петр повернулся обратно. – Твое дело маленькое! Нашел проблему – почини! Не можешь – позови того, кто может! Надо что-то докупить – обращаешься ко мне!

— Да толку-то от тебя… — пробормотал Гена.

— Чего?!

— Иди в жопу, достал уже! – неожиданно для всех вскричал Гена. – Сидишь там, наверху, ни черта не знаешь и знать не хочешь! Я тебе сколько этих бумажек написал? А? Что ты с ними делаешь? Жопу вытираешь?

— Сука, да я тебя… — Петр соскочил с места.

— Чего ты меня? – Гена тоже вскочил. – Давай, иди сюда…

Петр внезапно замер на месте – видимо, оценил комплекцию Геннадия, который был раза в полтора больше, во всех смыслах.

— Ну чего, зассал? – крикнул Гена.

— Сели оба. – строго сказал Семен, спасая положение и Петра. – Петр, это правда? Про бумажки.

— Нет, конечно. – примирительным тоном ответил Петр. – Вам там, снизу, может, и кажется, что я вашими бумажками… Ну… Не по назначению пользуюсь. Но это не так. Просто ты пойми, Гена…

— Что я должен понять? – агрессия Гены еще не угасла, но на место он сел.

— Вас много, я один, вот что понять. – продолжил Петр. – Я стараюсь… То есть старался реагировать на все проблемы и идеи, которые обозначает команда, но… Я устал, Гена. Вот ты, конечно, молодец, дело говоришь обычно, а остальные?

— А причем тут остальные? – нахмурился Гена.

— Притом, что ты не один такой, с бумажками. Понимаешь? Я задолбался, если честно, в них разбираться. Иногда ведь такую ахинею понапишут, хоть стой, хоть падай. И каждому надо что-то ответить, какие-то меры предпринять, хотя бы видимость сделать, по плечу там похлопать. А знаешь, как люди реагируют на похлопывание по плечу?

— Как?

— Начинают генерировать эти бумажки с сумасшедшей скоростью. – сетовал Петр. – Их становится столько, что мне рулить некогда. Поэтому я и… Ну, перестал уделять им так много внимания.

— Ага, и про течь не узнали… — улыбнулся Гена.

— Течь? Какая течь? – вступил Семен.

— Да Серега течь увидел, довольно давно. – пожал плечами Гена. – Я ему сказал – иди, доложи, придурок.

— А он что? – нахмурился Семен.

— Ничего. – легкомысленно ответил Гена. – Что толку-то? Если вон, перестал уделять им так много внимания…

— Но это же течь! – возмутился Семен.

— Да небольшая она была… — сконфузился Гена. – Титаник не из-за этой течи ко дну пошел, это точно.

— Погоди… — покачал указательным пальцем Семен. – Много еще такой информации? Ну, про течи или что-то в этом роде.

— Дохрена. – кивнул Гена. – Только никто ее особо не доносит, наверх.

— Почему?

— А смысл? – пожал плечами Гена. – Если что серьезное, сами чиним, ну или там если угроза серьезная – мы ж сами не хотим без работы остаться – тогда докладываем. А если, допустим, видим, ну… Не очень серьезную проблему, или там знаем, как можно лучше сделать, так вообще…

— Что вообще? – насупил брови Семен.

— Ничего. – ответил Гена. – Верхам некогда. Приходишь к ним, как будто для себя что-то просишь… Стремно. Ну и нахера оно нам надо?

— Да что с вами такое, а? – возмущенно всплеснул руками Петр. – Одну сраную бумажку твою не прочитал, и все? Разобиделся, как барышня кисейная? Сидишь, слезами обливаешься? Ты мужик, блин, или кто?

— За собой следи. – с серьезным видом ответил Гена. – Я тебе сказал, никто к тебе бегать не будет лишний раз. Подумай, почему.

— Ну-ка поведай мне. – Петр изобразил готовность слушать.

— Чего тебе ведать-то… Неведомо тебе это. – спокойно ответил Гена. – Относишься к людям, как к быдлу. Засел на своей верхотуре, боишься испачкаться, на команду срать хотел. Я ведь знаю…

— Да чего ты там знаешь, а? – возмутился Петр. – Откуда такое мнение? На кого я срать хотел, а? Ну? Ты хоть раз видел, чтобы я орал на кого-то? Или унизил члена команды?

— Да все вы, директора, одинаковые. – махнул рукой Гена.

— Слушай, ты как ребенок. – злобно сказал Петр. – Все директора одинаковые, все бабы… Ну, дальше знаете. Ты сам встань, попробуй руководить такой компанией, как ООО «Титаник Плюс»! А? Думаешь, раз ты – системный администратор, то умнее всех? И нет на свете ничего сложнее твоих серверов и оборудования?

— Ну вот, я же говорю. – улыбнулся Гена. – Я начальник, ты дурак. Наоборот, то есть.

— Да причем тут это! – всплеснул руками Петр. – Каждая работа важна и нужна! И твоя, и моя! Разница лишь в том, что мне приходится решать все вопросы! Понимаешь? Все! А не только твои, или Серегины, или еще чьи там… Но я не могу делать эту работу, если не знаю о проблемах на местах!

— Ну, оно и видно. – с улыбкой кивнул Гена.

— Слушай, Геннадий. – вступил Семен. – Петр во многом прав. Ты, конечно, молодец, держишься уверенно, и вообще парень вальяжный, наверняка у девушек популярностью пользуешься.

— Что есть, то есть. – с идиотской улыбкой ответил Гена.

— Только этого мало. – строго ответил Семен. – На тебе ответственность, за вверенный участок. Так же, как на остальных членах команды. Каждый стоит на своем месте. Каждый важен и нужен. Но это не значит, что информацию надо держать в себе.

— Да я сказал же… — начал было Гена.

— Я слышал, что ты сказал. – перебил Семен. – И это просто детский лепет. Все директора плохие, одни вы там, внизу, хорошие. И поэтому мы ничего никому говорить не будем, а то нас еще на хрен пошлют. Я, знаешь ли, не родился владельцем группы компаний, тоже с низов начинал. Знаешь, как я директором стал?

— Нет. – неуверенно ответил Гена.

— Голову из задницы однажды вытащил. – продолжил Семен. – Или язык из жопы. И говорить начал. О проблемах, о развитии, идеи предлагать начал. Заодно руки из карманов вытащил, и начал работать – реализовывать свои идеи. Не ныл, что начальник меня не слышит, или пошлет, или самого заставит все сделать.

— Позиция-то у тебя удобная. – продолжал Семен. – Сейчас вот, на очной ставке, ты молодец. Все знаешь, обо всех проблемах в курсе, а толку-то? Где ты раньше был?

— Я же…

— Да херня это все, ты сам себя послушай. – жестко ответил Семен. – Сидишь, лепишь мне тут шаблоны, как политик по телевизору. Не слушают тебя, не понимают тебя. Зато ты в шоколаде – и идеи у тебя есть, и руки не из задницы. Сидишь, как та гора, которая не хочет идти к Магомету. Спросят тебя – скажешь, где какие проблемы. Не спросят – не скажешь.

— Да нет же… — начал Гена.

— Да, Гена. – снова оборвал Семен, все больше распаляясь. – Ты кем себя возомнил, вообще?

— Никем я себя не возомнил… — пробормотал Гена.

— Нет, не так. – вдруг улыбнулся Семен. – Ты возомнил себя никем. И живешь никак. И всю жизнь будешь никем и никак. Потому что ты – инфантильный дурак, уж извини. Ты до сих пор думаешь, что мир вертится вокруг тебя.

— Нет, я так не думаю, я… — опять попытался Гена вставить хоть слово.

— Да знаю я. – махнул рукой Семен. – Сам такой был. Вечная обида на весь мир. Чувство вины перед самим собой. А с чувством вины жить ой как неуютно, вот и прячешься за иронию – типа я тут такой специалист, такой специалист. Сам директор должен мне в ножки кланяться, чтобы я ему хоть что-то сказал, или, не дай Бог, рассказал свою Идею (на этом слове Семен поднял указательный палец выше головы)!

— Да что вы заладили! – не выдержал Гена. – Я не такой! Я хочу, чтобы компания развивалась, так же, как и вы!

— А чего не делаешь тогда ничего? – улыбнулся Семен. – Только сидишь и свое ЧСВ почесываешь, какой ты умный, а остальные – говно на палочке. На работу ходишь, только чтобы в стороне постоять и поржать. Так же, как и на всю жизнь свою со стороны смотришь, на страну, на город, на двор свой. Смотришь и думаешь, или даже лопочешь иногда, где-нибудь в интернете, как тебя достали все эти дебилы. Все вокруг виноваты, ты один Д’Артаньян.

— Ну, Семен Аркадьевич… — вступил Петр. – Гена, в общем, хороший админ. Когда скажешь, все делает вовремя и качественно.

— Вот именно, «когда скажешь». – кивнул Семен. – Все такие. Когда скажешь – сделают. Когда не скажешь – не сделают. А как ты, директор, скажешь, если ты понятия не имеешь, где какие проблемы?

— Ну, я регулярно совещания провожу, спрашиваю людях о проблемах. – пожал плечами Петр.

— Ну, и много тебе проблем рассказывают? – улыбнулся Семен.

— Нет, не особо. – ответил Петр. – Так, по мелочи. Обычно говорят «проблем нет, все решаем в рабочем порядке».

— А тебя не смущает сама необходимость проводить эти совещания? – спросил Семен.

— В смысле? – не понял Петр. – А как без совещаний?

— Ты сколько времени на совещания тратишь? – подался вперед Семен.

— Ну… По-разному… Бывает, целый день.

— Ты целый день занимаешься тем, чтобы выуживать информацию о проблемах? – улыбнулся Семен.

— Ну да… Нет, не обязательно. – замялся Петр. – Иногда мы идеи развития там обсуждаем, проекты…

— Как это выглядит? «Ну-ка, говорите мне свои идеи по развитию компании»?

— Что-то вроде того. – кивнул Петр. – Не все же постоянно в контексте развития, погружать надо, чтобы…

— Кого погружать, Петя? – засмеялся Семен. – Это тебя погружать надо! Они все в этих проблемах варятся постоянно, и все про них знают! У них полно идей, как сделать лучше, оптимальнее, быстрее! Только они тебе об этом не говорят! Ты из них эту информацию клещами должен вытаскивать.

— Почему? – нахмурился Петр.

— Да вот хрен его знает, почему. – Семен вдруг стал серьезным. – Так, если по-простому ответить, голова у всех в заднице. Или голова и задница местами перепутаны, уж простите за мой французский.

— В смысле? – недоумевал Петр.

— Да в прямом. Инверсия жизненных ценностей, или точнее – рабочих. – продолжал Семен. – Гена, ты как к задачам относишься?

— Ну как… Делаю. – ответил Гена.

— Нет, я не об этом. Не что ты с ними делаешь, а как ты к ним относишься.

— Отношусь? – Гена не понял вопроса. – Ну, как… Надо, значит надо.

— Вот! – улыбнулся Семен. – Для вас задача – это геморрой. Это проблема. С ней надо возиться, думать, шевелиться. Намного лучше в состоянии гомеостаза находиться, когда ничего не происходит, энергия сохраняется и можно жить дальше. Спокойно, уверенно, как в болоте. А от задач надо бежать, и подальше.

— Поэтому, Петя, у тебя и совещания так скучно проходят. – продолжал Семен. – Люди боятся задач. А как избежать задач? Помалкивать в тряпочку! Отвечать, что у тебя в отделе все хорошо! Ни на кого из коллег не жаловаться, а то ведь как аукнется, так и откликнется – ты нажалуешься, на тебя нажалуются, и пошел водопад задач.

— Я понял. – кивнул Петр. – У вас, наверное, и ответ есть, что делать-то?

— Ответ есть, а толку-то… — развел руками Семен. – Истина, аксиома, проще не придумаешь. Любая задача – это возможность. Это поезд, который проходит мимо захолустного вокзала, на котором ты застрял. Сядешь на поезд – доедешь до следующей станции. Или до конечной, куда ты там хотел. Не сядешь – останешься в своем захолустье, с вонючими чебуреками и грязным перроном. А вы что с этими поездами делаете?

— Что? – с интересом спросил Петр.

— Ничего, как правило. – пожал плечами Семен. – Как завидели поезд – убегаете и прячетесь. А если машинист вас все-таки заметит, или начальник вокзала в поезд затолкает – сразу скисаете, жалуетесь на судьбу, где-нибудь в тамбуре присаживаетесь, чтобы к выходу поближе, и на первой же станции, при первой же возможности сваливаете. Чтобы оказаться в очередном захолустье.

— Я понял метафору. – кивнул Петр.

— А толку-то… — махнул рукой Семен. – Понимают все, делают единицы. Ты, Гена, кстати, что думаешь?

— Я думаю, Семен Аркадьевич, зря вы так редко у нас бываете. – с приятной улыбкой ответил Гена.

— Да щас и бывать-то уже негде. – засмеялся Семен. – Просрали Титаник, бездари. Петр и Гена в ответ нервно улыбнулись.

— Ладно. – все еще улыбаясь, продолжил Семен. – В конце концов, разобрались. Виноваты все, не виноват никто. Пусть буду я виноват, хрен с ним. Будем считать, что, хоть я и стою на красивом вокзале в ВИП-зоне, ко мне подкатил шикарный, скоростной, умопомрачительный поезд. И знаете, что?

— Что? – неуверенно спросил Петр.

— Я в него сяду! – громко сказал Семен. – И доеду до конечной! Вы со мной?