Бизнес, пройдемте...

— Бизнес, остановитесь. Пройдемте.

— Куда, зачем?

— Там узнаете. Поверьте, это в ваших же интересах.

— Надеюсь, ненадолго? У меня куча дел, надо деньги зарабатывать. Вас кормить, например.

— От вас зависит, надолго или нет. Идете?

— Да.

— Хорошо, мы на месте. Что вам нужно? Опять деньги?

— Вопросы здесь задавать буду я, если не возражаете. Вы ведь не возражаете?

— Да куда мне…

— Мы случайно узнали, что вы хотите измениться.

— Не понял, о чем вы…

— Об изменениях в бизнес-модели. Кажется, что-то касаемо закупок. Сами расскажете, или в наших папках посмотрим?

— А, я кажется понял, о чем вы. Там совсем небольшие изменения. Понимаете, у нас появились трудности с наполнением буфера…

— Остановитесь бизнес, вы неправильно поняли мой вопрос, я его повторю. Мы случайно узнали, что вы хотите измениться.

— Ну, я вам и начал рассказывать об этих изменениях, хотя, если честно, не понимаю, зачем вам это…

— Вижу, не клеится разговор. Почему мы о ваших изменениях узнаем случайно? Может, у меня с памятью плохо, но в папке лежит бумага, на которой черным по белому написано, что все изменения согласовываются с нами, и мы, при необходимости, принимаем в них участие. И ваша подпись стоит.

— Ну… Да, я помню эту бумагу. Мы подписали ее, когда встречались в первый раз, и договаривались о взаимовыгодном сотрудничестве…

— Тогда поясните эту случайность? Стечение обстоятельств? Или, даже не решаюсь вслух произнести… Вы нас кинуть решили? Думаете, справитесь без нас?

— Я — без вас? Вы это серьезно? Блин, вы — взрослый человек, хоть и специфичной профессии, жена у вас, дети есть, в магазины ходите, телевизор смотрите, жопу бумагой вытираете… И считаете, что наше с вами, прости Господи, сотрудничество, мне хоть какую-то пользу приносит? У вас что, тренинги тут проводятся, где вам мозги промывают и убеждают, что вы не просто паразиты и нахлебники, но и пользу бизнесу приносите? Может, прекратим этот балаган, не надо со мной как с дурачком разговаривать!

— Вот такой, значит, это будет разговор? Уверены, что хотите продолжать в таком тоне?

— Да, похоже, тренинги. Нет, конечно, в таком тоне продолжать не будем, себе дороже. Напомните, какого хрена вам от меня нужно?

— Я думаю, вы уже поняли и запомнили. Мы не должны узнавать о планах по изменениям последними.

— Да, это я понял. А вам это зачем, если не секрет? Можете дельные советы давать? Помощь какую-то оказать?

— Вне всякого сомнения. Вы плохо знаете жизнь, потому что живете в своем маленьком мирке. Мы же — напротив, работаем с разными бизнесами, и внутриведомственное взаимодействие, обмен опытом и информацией у нас на высоком уровне. Мы можем оценить риск любого изменения, дать советы по его реализации, с учетом ситуации в регионе и стране. Наш опыт…

— Бла-бла-бла, не продолжайте, слышал я это. Ок, пальчиком вы мне погрозили, что-то еще нужно?

— Да, теперь давайте о сути изменений, которые вы хотите провести.

— Там нет ничего, достойного вашего внимания, уверяю. Мелкие изменения в математике расчета партий поставки, точек перезаказа и т.д. Даже не стоит обсуждения.

— Мелкое изменение, или нет, решать не вам. Рассказать все равно придется, потому что без нас вам такое изменение не провернуть. Тем более, что предыдущая схема закупа строилась с нашим непосредственным участием…

— … которое обошлось мне в 2 млн.рублей. Помню, как же.

— Наши услуги стоят дорого, но без нас вы больше денег потеряете. Даже себя потерять можете, уважаемый бизнес.

— А времени сколько уйдет?

— Расскажите суть изменений для начала, хоть в двух словах.

— Дополнить закуп по месячному плану, составленному по скользящему плану продаж, закупом по целевым уровням для основной номенклатуры. Закуп по плану остается для редкой номенклатуры. Всё.

— (после минутных размышлений) Это примерно два месяца, с учетом нашей загруженности и всех сопутствующих сложностей. По деньгам — в районе 1 млн, может чуть больше. Насчет целевых уровней…

— Иди в жопу.

— ???!!!

— В жопу, в жопу, ты не ослышался. Мне проще сдохнуть, чем с тобой работать. Ты – мастодонт, питекантроп, старое вонючее ископаемое, работающее методами прошлого тысячелетия.

— Бизнес, что на вас нашло? Это болезнь какая-то? Вам помощь требуется?

— Требуется, только не твоя. Ты уже сделал, что мог. Я на краю гибели. Я потерял свое ключевое преимущество – мобильность. Мобильность, которая стала причиной моего успеха. Мобильность, из-за которой ты начал со мной работать. Мобильность, которую ты обещал поддержать и развить, избавив меня от досаждающих проблем, вроде безопасности.

— Мы только тем и занимаемся, что помогаем вам развиваться. Я не понимаю, с чего вы так взъелись, я лишь назвал срок изменения схемы…

— Два месяца! Ты назвал срок два месяца!

— А что не так? Я правда не понимаю.

— Сколько, по-твоему, надо времени людям, которые занимаются закупом, чтобы перестроиться и начать работать по новой схеме?

— Хм, даже не знаю. Сколько?

— По факту – один час. Они уже это сделали.

— Что-то не верится в такие чудеса…

— Потому я тебе и говорю честно, открыто и прямо: иди в жопу. Ты понимаешь, что происходит с изменениями, когда я тебя подключаю? Ничего не происходит. Изменений не происходит. Тебе, чтобы осуществить изменения в своей части, по своим каналам, своими методами, требуется времени и денег в разы больше, чем все остальным вместе взятым. Всем надо час, тебе надо два месяца.

— Ну там наверняка можно и быстрее сделать, если ситуация того требует. Могу взяться со сроком в две недели, но тем же бюджетом – понадобятся дополнительные люди, возможно смежники. Это действительно непростая задача, я уже сталкивался с такими схемами…

— Ну давай, расскажи мне, чего там сложного. Ты мне уже несколько лет по ушам ездишь, рассказывая о сложностях. Из-за твоего нытья, твоих конских сроков и бюджетов, мы вообще перестали развиваться, понимаешь? Ладно бы дело только в бюджетах и сроках было – так ведь после того, как ты все сделаешь, становится еще хуже. И не дай Бог попробовать изменить процесс, созданный при твоем участии – проще выкинуть и сделать все с нуля. Главное условие – тебя, дебила, не подпускать. Вообще, никуда не подпускать. С порога коленом под зад.

— У меня складывается ощущение, что это не экспромт. Вы давно хотели этот разговор устроить?

— О да, давно на тебя руки чесались. Нет, не так – просто руки чесались – понять, что со мной не так, почему я, бизнес, стал такой неповоротливый.

Раньше, в первые годы, я мог за несколько дней – слышишь, за несколько дней! – практически полностью изменить свою деятельность! Даже продуктовую линейку сменить на сто процентов! Я был легок, как перышко.

Я менял свои модели, свое поведение, минимум раз в месяц – там, где это было необходимо, где что-то шло не так. Я просто говорил людям – эй, ребята, смотрите, тут надо по-другому попробовать, а то косячим – и ребята соглашались и делали, тут же!

Потом я стал больше и сложнее, у меня появились проблемы с информацией и управлением и, как следствие, с изменениями. Не имея актуальной информации, и не управляя «на кончиках пальцев», я перестал понимать, что же у меня происходит, где все хорошо, а где проблемы, что надо поменять, и надо ли. Начались проблемы с безопасностью, и информации в том числе.

Тогда я и позвал тебя. Ты помнишь первые годы нашей работы?

— Да, конечно. Замечательное было время, золотое…

— Вот именно, даже ты его помнишь именно так! Мы с тобой навели порядок, иногда железной рукой, иногда железными аргументами и фактами, но мы во всем разобрались! Ты помог мне – дал информацию и отладил управление, я снова стал понимать, что у меня происходит, где все хорошо, а где нужны изменения.

— Зачем вы меня тогда в жопу послали?

— Не за то, что ты сделал, а за то, как ты это сделал, и как ты это продолжаешь делать. Ты работаешь, как бетономешалка, причем очень дорогая. Твой способ решения проблем – залить все бетоном, чтобы было поменьше брожения, и все было понятно и предсказуемо.

И на первых порах, когда была анархия и бардак, твой бетон здорово помог. Но что происходит, если оказывается, что бетон залили неправильно?

— Не знаю, если честно, я не строитель. Наверное, расковыривают как-то, ломом, или киркой, или пневматическим молотом… Не знаю.

— Точно – не знаешь, но примерно понимаешь, что это – ужасная, беспробудная и невероятная задница. Ровно такая же, как работать с тобой.

Вот поучаствовал ты в выстраивании схемы закупа, взял за это два миллиона рублей. Это – бетонирование, хотя поначалу так не казалось.

А вот когда для осуществления крошечного изменения в схеме закупа ты назвал срок 2 месяца и сумму в 1 миллион рублей, стало понятно, что мой закуп – в глубоком бетоне, а я – в столь же глубокой заднице, потому что до сих пор с тобой работаю.

Но ведь и чудеса случаются, не так ли, дружище?

— Мне профессия не позволяет в чудеса верить.

— Хм, а мне еще как. Видишь ли, бетон твой – выдуманный. Его не существует, он только в воображении. А платить за него надо по-настоящему, даже втридорога.

Но если с тобой перестать обсуждать изменения, если перестать тебя привлекать к изменениям, если вообще прогнать тебя к чертям собачьим, то настоящие изменения вернутся, и начнут реализовываться за часы и дни, а не месяцы и годы.

Понимаешь, ты, фокусник херов? Всю важность и ценность своей работы придумал ты, ты же в нее и поверил, а для меня, бизнеса, ты просто бетон, который я за свои деньги налил себе в штаны! И теперь, чтобы сходить, прошу прощения, в сортир, я должен звать тебя, отвешивать тебе поклон, чтобы ты помог мне помочиться!

Ты – самое медленное, нерасторопное, заторможенное звено в моем развитии. Скажи кому – не поверит ведь! Ты же на передовой, ты IT-отдел, ты – это новые технологии, только про тебя и пишут во всех СМИ, что без тебя нет развития, что только с тобой современный бизнес может выжить!

А что на деле? Про то, как ты впариваешь мне технологии, нахрен мне не нужные, я даже рассуждать не буду. Я еще помню, как ты приходил и предлагал мне применить блокчейн вместо серверов, которые ты же мне и порекомендовал вместо облака, ибо так безопаснее.

Но почему всегда, когда ты создаешь свои IT-решения, они оказываются в итоге такими неповоротливыми?

Почему высокотехнологичный сайт за 1 млн. рублей, который ты для меня сделал, настолько сложен для изменения, что мне проще его самому переделать на статические html-страницы, как я делал 20 лет назад в ВУЗе?

Почему в ERP-системе за 15 млн. рублей, которую ты мне внедрил, нельзя узнать долю электроэнергии в готовой продукции? Ну хрен с ним нельзя, всем не угодишь… Почему «можно» стоит 500 тыс. рублей? Ну ладно, может задача у меня дебильная…. Нет, не дебильная! В предыдущей версии ERP-системы ты эту задачу решил за 10 тыс.рублей!

Что, новые системы делаются такими, чтобы их менять было себе дороже?

— Ну, в общем, да. Они это называют процессный подход – закладывают в систему предопределенные процессы, которым вы должны следовать, и все у вас …

— То есть бетон уже залит в коробке, которую я покупаю? Потому ее внедрение и обошлось в 15 млн рублей, а предыдущей – в 1 млн рублей?

— Да, если следовать вашей терминологии – именно бетон. На расковыривание которого и нужны были эти 15 млн. рублей.

— Чтобы потом залить обратно все к херам…

— Да, увы.

— У меня просто слов нет. Я не знаю, что сказать. Давно ты меня так…бетонируешь?

— Не знаю, я никогда не думал так о своей работе. Я честно считал, что помогаю вам. И все вокруг так делали – и бизнесы, и IT, отчего казалось, что и я не хуже, и вы.

Я никогда не думал, что мешаю вам развиваться. Тем более, что я – то самое узкое место, из-за которого стопорятся все изменения.

Нас же как учат на тех самых тренингах, упомянуты вами: изменения – это долго и нудно, они всегда застревают в бюрократии, а бюрократии везде полно, изменения – это почти всегда ИБП, на самом деле нужны не изменения, а стабилизация, в том числе за счет автоматизации и формализации требований.

Вот я и стабилизировал, как мог. Чтобы гарантированно, надежно работало. Ну, или бетонировал, как вы это назвали.

Я всегда думал, что чем четче, понятнее, и меньше вариантов, путей использования систем для людей, тем лучше. Потому я всегда и требую ТЗ, в котором описаны все шаги по разработке, перечислены требования, нарисованы схемы алгоритмов.

— Теперь ты понимаешь, ТЗ чего ты рисовал?

— Бетона? Или здания из бетона?

— Склепа. Ты максимально четко, ясно и скрупулезно нарисовал склеп, в котором меня похоронят. Шансы еще были, в самом начале, но ты так дооооолго делал ТЗ, что я реально успел скопытиться… (смеется)

— Да, и то верно, перемудрил тогда с деталями (тоже смеется).

— Ладно, делать-то чего будем?

— Так вы ж меня в жопу послали. Сижу, думаю, как дорогу найти…

— Извини, конечно, это я сгоряча. Ну и думал, что ты неадекватный, и будешь до конца морду гнуть и строить из себя важного хрена.

— Может, завтра обсудим? Сегодня уже сил никаких нет.

— Да, завтра. Завтра оно лучше. Подумай на досуге об автоматизации изменений.

— Автоматизации чего? Это как так? Вы про проекты изменений?

— Нет, именно про автоматизацию изменений. Вот есть автоматизация продаж. А есть автоматизация изменений продаж.

— Интересно, а расскажите поподробнее…

— Э не, мы ж на завтра договорились. Ты просто в голове эту мысль подержи, может что придумаешь… До завтра!

— Да, до завтра! Спасибо! Автоматизация изменений… Автоматизация изменений… Что блин за хрень… Ребус что ли какой?